Мусорный «крематорий»

Мусорный «крематорий»
18 Янв 2018 2964
«Ядовитый туман по ночам! Нельзя окна открыть: спим в духоте», «Выхожу бегать на стадион по вечерам – невозможно дышать: в горле першит», «Удушливый химический запах въедается в одежду, в кожу: вся спецодежда пропахла» – с такими жалобами жители центральной части города Чехов обращаются в различные инстанции. По их словам, источником неприятного специфического дыма являются трубы, расположенные на территории компании «ВестСтрой»), за стадионом «Гидросталь». Она занимается сортировкой и перевозкой мусора. И только? А не жгут ли здесь нелегально отходы, которые трудно, дорого или нельзя утилизировать? Это и решили выяснить люди. Они вызвали специалиста Росприроднадзора. В присутствии местных жителей, прессы и руководства «ВестСтроя» он провёл инспекцию по указанному адресу. Существует ли подпольный мусоросжигательный завод? – наш корреспондент провел собственное расследование. У входа на базу фирмы «ВестСтрой» нас встретил её гендиректор – Олег Шепелюк. Об инспекции его предупредили заранее, как и полагается по закону. Он был неприятно удивлён, когда один из местных жителей – Дмитрий Барков – показал план территории предприятия, на котором были указаны три точки: – Здесь расположены печи, где, предположительно, сжигают отходы, – пояснил Дмитрий. – Эти данные – от бывшего сотрудника «ВестСтр¬оя». Мой источник заслуживает доверия. Он утверждает, что, помимо основной работы, занимался ещё и уничтожением мусора. Он счёл это незаконным – и уволился. Сам я живу рядом – на улице Ильича – и могу подтвердить: неприятный запах горения чувствуется часто. Причём не днём, а вечером, ночью или ранним утром. Сначала думали: это близлежащий Чеховский регенератный завод. Его уже штрафовали: как я понял, он сжигал отходы, которые остаются после утилизации отработанных автопокрышек методом дробления. Но оказалось, что есть и другие источники запаха, – на территории «ВестСтроя». Впервые я заметил их весной, в апреле. Написал жалобу в Росприроднадзор. Оттуда пришёл ответ: мол, возбуждено дело об административном правонарушении. Чем оно закончилось, не знаю, но трубы дымить не перестали. 12 декабря написал повторно – месяц спустя прислали инспектора. Идём проверять: дыма без огня не бывает. Инспектор, жители и журналисты прошли по указанной схеме – и нашли три большие печи. Одну – в гараже со спецтехникой, недалеко от стадиона «Гидросталь». С виду – огромный бойлер, цистерна для воды. Вторая похожа на первую, но – больше. Её мы обнаружили в ангаре, где происходит сортировка мусора. Судя по внешнему виду, её активно используют: она сама и стены вокруг покрыты толстым слоем копоти. Дверца и вход в топку – снаружи помещения. На улице, рядом с этими двумя печками навалены огромные кучи сломанных поддонов, балок и других деревянных конструкций. Это основной горючий материал. Хочется верить – единственный, но… По словам местных жителей и охранников соседней промзоны, дым, который исходит из труб этих печек, часто имеет «химический», очень неприятный, удушливый запах. Горящая древесина так не пахнет! – Я живу на улице Чехова, дом 4, – говорит Дмитрий Алексеенко. – За последнее время было два-три случая, когда по ночам нельзя было открыть окна в квартире, чтобы проветрить помещение, – на улице стоял смог, ядовитый туман: мы боялись задохнуться или отравиться! Запах специфический. Жжёное дерево пахнет по-другому. Пришлось мне, жене и четверым детям спать в духоте. И если бы только нам: вокруг – десятки домов, тысячи жителей! А ещё я бегаю на стадионе «Гидросталь». Труба одной из печек видна за забором спорткомплекса. Когда из неё идёт дым, то заниматься спортом невозможно: першит в горле, слезятся глаза. Что-то постоянно жгут и зимой, и летом. Это безобразие! – Запах не древесный, а химический, – утверждает охранник с соседней промзоны. – Он въедается в ткани, в кожу. От него трудно избавиться: вся рабочая одежда им пропахла. Активно жгут обычно вечером – с восемнадцати до девяти часов – или в ночное время: примерно с полуночи до трёх часов. По словам очевидцев, чаще всего неприятный запах появлялся поздно ночью или рано утром. Почему? Объяснение дал бывший сотрудник «ВестСтроя», который сообщил о печках. – Он рассказал, как в них сжигался мусор, – поведал Дмитрий Барков. – В зависимости от объёмов, использовали одну, две или все три печи разом. И время требовалось разное: много отходов – начинали пораньше: вечером, а если мало – ночью. Но в любом случае требовалось несколько часов для создания необходимой температуры горения. Технология проста: сначала в печи закладывали и поджигали древесину. Образовывались угли. Они давали жар. После создания максимально высокой температуры, на них сверху укладывали отходы: например, разный пластиковый или резиновый неликвид, который нельзя утилизировать (или делать это трудно и дорого), и который не горит самостоятельно. Он плавился и сгорал в раскалённой углями печи. Темнота скрывала видимые признаки горения: например, чёрный или цветной дым, но запах, естественно, распространялся по округе, потому что никаких очистных фильтров и систем там нет. Причём он усиливался поздно ночью или рано утром, когда, собственно, и происходил главный процесс: уничтожение отходов. Если мусор был горючим, то его просто перемешивали с древесиной, и сжигали всё вместе, не дожидаясь углей. В небольшом костре отходы не сгорят, но в таких больших печах – и температура огромная: очевидно, с дополнительным топливом тут всё хорошо уничтожалось. Недалеко от второй печки расположена третья. Она – целиком на улице, под небольшим навесом. Что она отапливает? Окружающий воздух? Мы не заметили никаких коммуникаций – водяных труб, регистров, которые подведены к ней. Руководство «ВестСтроя» было предупреждено о визите инспекции: не этим ли объясняется тот факт, что все три печки в тот день не работали, а внутри и вокруг был наведён почти идеальный порядок? Однако избежать неприятных вопросов гендиректору фирмы это не помогло. Для чего используются печи? Если для отопления, то почему возникает неприятный запах? Почему ангары прогревают только вечером или ночью, но не днём, в рабочее время? Зачем топить летом, когда на улице тепло? Даже если здесь в промышленных масштабах сжигается не мусор, а дерево, то почему местные жители должны дышать запахом гари? Разве на руководство «ВестСтроя» уже не распространяется действие федерального закона № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»? Им можно, сколько душе угодно, коптить небо и жечь горючие материалы прямо в центре города? Пусть жители мучаются, теряют своё здоровье, а они будут зарабатывать деньги, загребая жар чужими руками? Если это печи для отопления, то очень неудачной конструкции: эдакие «буржуйки» в увеличенном размере, с мизерным КПД, но зато с удобными подъездными путями для транспорта: подъезжай, разгружай и… грейся? Даже если там создана система отопления, то это не отменяет главного: жечь мусор она никак не мешает! Можно «убить» двух зайцев: обогреть людей и технику и заодно спалить что-нибудь под «шумок». Генеральный директор «ВестСтрой» Олег Николаевич Шепелюк так прокомментировал ситуацию: – Никакого мусора здесь не сжигают: это враньё! Пусть этот бывший сотрудник докажет, что он у нас работал, и что он не лжёт. Печки используются только для обогрева ангаров на случай, если перестаёт работать электрическое отопление. Есть регистры, трубы и другие элементы системы водяного отопления – можем всё показать, чтобы вы в этом убедились. Чаще жжём вечером и ночью, потому что в это время холоднее. Днём тоже отапливаем. Федеральный закон не нарушаем: показатели выбросов – в рамках нормативов. Мы их отслеживаем. Почти все деревянные материалы идут на эти цели, а небольшое количество продаётся организациям и физическим лицам для отопления их учреждений и домов. Или бесплатно раздаётся нашим сотрудникам для тех же целей. Сжигание отходов – сложный, трудоёмкий и затратный процесс. У нас здесь нет необходимых условий и оборудования для этого. Да и невыгодно жечь мусор: дешевле вывозить и утилизировать. Отправляем грузы на ближайший к нам полигон «Лесная» под Серпуховом, а когда он не работает – на «Озёры»: он примерно в ста тридцати километрах отсюда. Работаем со всеми видами отходов: в том числе четвёртого, самого высокого класса опасности. Такого мусора, который не принимают на утилизацию, у нас нет: после сортировки на полигоны отвозится всё, что мы принимаем. Местных жителей и журналистов эти объяснения не убедили. Как и представителя Росприроднадзора. На следующий день после проверки от него пришло письмо: возбуждено повторное дело об административном правонарушении, проводится расследование. Один из местных жителей предложил хотя бы примерно оценить прибыльность сжигания отходов. – Шепелюк сказал: это – невыгодно. Давайте подсчитаем количество ввозимого и вывозимого мусора. Ворота для въезда и выезда – одни. Считать мусоровозы и визуально оценивать: полный контейнер или пустой – несложно. Допустим, на территорию завозится пять контейнеров мусора, а вывозится: два – на вторичную переработку (то, что продать можно) и один – с остатками от сжигания. Профит? Безусловно. Получаем доход за приём пяти контейнеров мусора на сортировку плюс прибыль от продажи двух контейнеров на переработку, а платим за утилизацию всего лишь одного контейнера! Очень выгодный бизнес! Да и зачем вообще куда-то что-то возить? Действительно, зачем (после закрытия полигона ТКО «Кулаковский») транспортировать мусор за 130 км от Чехова, тратить бензин и деньги, если можно всё «утилизировать» прямо в городе, списав свои «грешки» на соседний регенератный завод и при этом неплохо заработать? Алексей ГРИГОРЬЕВ, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Житель городского округа Чехов Сергей Пужалов в социальных сетях опубликовал открытое письмо в адрес...

«Прости, Бегемотик» или как правильно похоронить домашнего любимца

Российским законодательством строго запрещено закапывать животных в землю. Собаки и кошки часто умир...

С ветерком на Огнегриве

«Огнегрив» – так ласково назвал своего любимчика хозяин. Михаил Батенин работает инженером &nbs...

Примите участие в опросе

  1. 28 июля 2018 года наша страна отметит важную дату – 1030 лет Крещения Руси князем Владимиром Великим. Событие более чем тысячелетней давности – прежде всего, повод задуматься, какое значение исторический выбор древнерусского князя имеет для нас, его потомков, сегодня. Итак, что значит для вас – быть православным?*
Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений