Emelin-banner-500kh100-2

ЧРБ

Триста спасённых

В ЧРБ-2 можно спасать ежегодно триста обречённых умереть, но для этого нужно, чтобы Минобороны отдало, наконец, свой ненужный пустующий госпиталь маленькой чеховской больнице.

Домик администрации ЧРБ № 2 чем-то напоминает постройки в Мелихово. Сти­листику портит только труба, как на котельной, которая при­строилась сбоку одноэтажного здания.

Главный врач больницы Антон Шаклунов свою работу в Чехове четыре года назад на­чал с глобального переселения, – вывел из главного корпуса со­трудников управления стацио­наром и тем самым освободил место под неврологическое от­деление и реанимацию. Раньше этого закрытого для посетите­лей отделения, где буквально возвращают с того света, здесь не было вовсе. Сегодня реани­мация на 12 коек находится на первом этаже основного корпу­са. А на третьем теперь лечат людей от инсульта…

С тех пор работа главвра­ча во многом тесно связана с проектированием, переплани­ровкой и прочей строительной тематикой. Даже балкон, кото­рый нынче причудливым «ла­сточкиным гнездом» выгляды­вает в больничный двор, скоро станет ещё одним кабинетом. Шаклунов методично отвоёвы­вает у старых зданий дополни­тельные площади для оказания медпомощи. Но главный объ­ект чаяний доктора находится за забором… Огромное пусту­ющее здание госпиталя пока принадлежит Минобороны. Но именно из-за него молодой и перспективный московский нейрохирург, практиковавший в знаменитом Склифе, в 2010 году взял и… выбрал Венюково.

Антон Шаклунов семь лет отработал в институте имени Склифосовского, в выездной нейрохирургической бригаде. А потом в параллели стал ещё и выездным нейрохирургом в МОНИКах, где, кстати, иногда оперирует до сих пор.

– Четыре дежурства в ме­сяц я ездил по Московской области, консультировал, опе­рировал… И если в Склифе у меня была узкая специфика, преимущественно, сосудистая патология, то в МОНИКах сталкивался с самыми разны­ми случаями, – рассказывает врач. – Я был во всех больни­цах Подмосковья, и если в них есть операционная, то, скорее всего, я там оперировал. В Клину очень хорошая больни­ца, в Красногорске, в Химках… в Долгопрудном… В Серпухове больница красивая, но делать в ней ещё много что надо. Во­обще, чем ближе к Москве, тем больницы «более московские». А вот чем дальше…

И всё же сам Шаклунов поехал в это самое «дальше». Ког­да ему предложили возглавить ЧРБ-2, сомнения, конечно, были:
– Приехал, посмотрел… больница маленькая, терапев­тическая. Зачем мне сюда?

Но на соседней террито­рии врач высмотрел пустую­щий госпиталь. Вот тут-то и возникла идея.
– Мы быстро заберём зда­ние и быстро сделаем в нём нейрохирургический центр, – улыбается доктор своей вче­рашней наивности. – Тогда я не знал, что в министерстве обороны быстро ничего не бывает.

У Шаклунова на столе ле­жит толстая папка. В ней пере­писка, уставы, всё, что касает­ся госпиталя. Много адресов, куда ездил главврач, имён и фамилий чиновников, с кото­рыми встречался по поводу перевода здания.
– Может быть, что-то сдвинется с места… Сейчас у нас очень понимающая рай­онная администрация, – не теряет оптимизма главный ве­нюковский доктор, а ныне ещё и депутат горсовета.

Но если бы этот вопрос можно было решить на уровне только одной районной вла­сти… На пути к нейрососуди­стому центру много других, более высоких ступеней. Но и цель стоит того, чтобы её доби­ваться. Судите сами…

В Московской области еже­годно более чем у 900 людей происходят мозговые субарах­ноидальные кровоизлияния. Примерно одна треть этих кровоизлияний связана с раз­рывом аневризм сосудов голов­ного мозга. Эти 300 пациентов подлежат хирургическому вме­шательству и после операции могут вернуться к нормальной жизни… Работать, учиться, жениться, рожать детей… Они смогут жить! Но если их не прооперировать, все эти люди однозначно умрут. Цель Ша­клунова – триста спасённых жизней в год.

При этом главврач уверен, что всех таких пациентов ле­чить нужно в одном месте:
– Есть так называемая со­судистая программа. По ней должно быть создано от 7 до 10 региональных сосудистых центров, где есть нейрохирур­гии, кардиохирургии…..А ещё 20 с чем-то первичных сосуди­стых центров. Два из них – в Серпухове и Чехове. А теперь считаем. Берём триста боль­ных в год. Делим на 7 центров. Получается по 42 пациента на каждый центр. В центре должны работать минимум два нейрохирурга, чтобы заменять друг друга. Поэтому делим на два. Получается по 21-ой опе­рации у врача в год. А в месяц по 1,7 операции. То есть, один месяц – один больной, следую­щий месяц – два больных… Но для того, чтобы нейрохирург имел квалификацию, необхо­димо делать по 60-80 опера­ций в год! Иначе мы получим колоссальную летальность, и останется только развести руками, мол, мы не можем ле­чить. Для того, чтобы этого не произошло, все триста паци­ентов должны оперироваться в одной больнице, в одном центре!

Впрочем, математически доказанная «формула трёх­сот» Шаклунова – это не един­ственная цель доктора.
– Я хочу бороться не толь­ко за лечение одной патологии в одном центре, – говорит он. – Если в Чехове такой центр будет, мы сможем решать са­мые разные проблемы и на­ших чеховских, районных пациентов, и пациентов из других мест – с заболевани­ями позвоночника, сосудов… А ещё очень хочется органи­зовать здесь же реабилитацию пациентов. Настоящий реаби­литационный центр внутри нейрососудистого – с детским и взрослым отделениями – для перенесших инфаркты, инсульты, черепно-мозговые травмы, для людей с опорно- двигательными травмами.

Позволим себе неболь­шое прозаическое отступле­ние, чтобы читатель понимал, о чём речь. Так называемыми «спинальниками» сегодня за­ниматься практически никто не хочет. Реабилитировать тех, кому поставлен страшный ме­дицинский приговор – никогда не встать, – дело неблагодар­ное. Шаклунов готов взяться и за проблемы таких пациентов. Он мечтает о полном замкнутом круге, об учреждении со своей неврологией, нейрохирургией и реабилитацией. Вот только было б… помещение и, как го­ворит Антон Шаклунов, жела­ние людей сделать это здесь, в микрорайоне Венюково.

В 1892 году в лопаснен­ских местах уже жил доктор, который тоже мечтал… и строил школы, дороги, уч­реждения связи, обустраивал медпункты… лечил и писал. Отчего-то думается, тот, ме­лиховский доктор, будь он сейчас с нами, поддержал бы шаклуновские идеи.

В бывший госпиталь нуж­но много вкладывать. Зданию требуется капитальный ремонт. Для этого необходимо попасть в подходящую целевую програм­му… В свою очередь, для попа­дания требуется проект. Проект будущего центра Антон Шаклу­нов уже написал. «На кону», напомним, триста спасённых в год… как минимум. Теперь главное, чтобы этот основной фактор перевесил.

Но ведь несколько лет назад в ЧРБ № 2 о собственной реа­нимации и не мечтали… Два с половиной года ушло на её соз­дание. Но благодаря этому здесь уже идёт счёт на десятки спа­сённых жизней.

– Когда встречаешь вче­рашнего пациента реанимации, того, кто был бы раньше об­речён, а сейчас говорит тебе: «Здравствуйте», начинаешь по­нимать, ради чего ты работаешь, – говорит Антон Шаклунов.
Эти как раз те моменты, когда абстрактные цифры про­грамм обретают реальные чер­ты человеческой жизни.

Ада БЕЛКИНА,
Кирилл БУРОВ,
фото Ады БЕЛКИНОЙ

Получать уведомления о ЧП


Расскажите своим друзьям о этой новости:
14.03.2014 redaktor 1305 (просмотров) 1 (коммен.)
Сейчас читают Мы рекомендуем
  • Индиго

    Ада Белкина — злобный суслик



    Оцените комментарий: Thumb up 1 Thumb down 0

 
Город он-лайн
Панорамы Чеховского района
  • 15_1343207069 Источник Преподобного Давида
    Tox7xZIjiPk Культурно-творческий центр «Дружба»
    17_1349099327 Сквер им. А.П. Чехова
    qh0ikPwgJk8 Площадь Победы
    pE0SMfrtc6s Ледовый хоккейный центр «Витязь»