«Кудашев скоком через ров и лётом на стремнину…»

Ему посвящали стихи лучшие поэты эпохи и лично знала императорская семья. Он был любимым зятем великого Кутузова. Защищая Подмосковье от наполеоновского нашествия и не раз рискуя жизнью, он сложил буйную голову в одном из последних боёв с Бонапартом за тысячи километров от дома. Трудно найти более яркую личность в истории первой Отечественной войны нашего народа, так недолго, но так тесно связанную с южным Подмосковьем, чем князь Николай Данилович Кудашев.
«Скоком через ров» и «лётом на стремнину» прошли мобильные казацкие отряды 28-летнего полковника Кудашева по всей территории нашего района, повергая неприятеля в ужас. За восемь осенних дней 1812-го отряд князя Кудашева численностью в неполных восемь сотен казаков с башкирами уничтожил более 200 и захватил в плен около 550 (!) солдат и офицеров наполеоновской армии. Это были не партизанские отряды, а, скорее, спецназ девятнадцатого века, грозный и непредсказуемый. Потому его и боялись.
Но кем же он был, этот князь Кудашев? Почему его портрет кисти англичанина Джона Доу украшает Бородинскую панораму, и как получилось, что менее чем за год князь сделал головокружительную карьеру, дослужившись от полковника до генерал-майора?
Николай Данилович Кудашев был сыном своей эпохи – жестокой и сентиментальной, эпохи разрушения старых империй и создания новых, эпохи Наполеона Бонапарта, с личностью которого судьба мистическим образом связала молодого русского дворянина. Князь Николай родился накануне Великой французской революции, возвысившей Наполеона, в 1784 году в семье полковника Данилы Ивановича Кудашева. Получив, как и большинство сверстников-дворян, отменное домашнее образование, юный князь уже в 17 лет поступил унтер-офицером в Лейб-гвардии Конный полк. Первый офицерский чин – корнета – он получил через год образцовой армейской службы.
Боевое крещение двадцатилетний Кудашев прошёл в Аустерлицком сражении. Тогда русские впервые потерпели от Бонапарта сокрушительное поражение, впрочем, многому наших научившее. За исключительную храбрость в бою князь, никогда не кланявшийся пулям, представлен к ордену Святой Анны 3-й степени. В следующей европейской кампании, 1806-1807 годов, Николай Данилович заслужил в сражении при Гейльсберге чин поручика, получив орден Святого Владимира 4-й степени и золотую шпагу с надписью «За храбрость».
Далее судьба и воля императора Александра забросила Кудашева на русско-шведскую войну 1808-1809 годов. Бесстрашный князь был назначен адъютантом – фактически, личным телохранителем на полях сражений – к цесаревичу Константину Павловичу. Поручик Кудашев командует эскадроном в полку легендарного Кульнева в одном из сражений со шведами, в очередной раз изумляет командование хладнокровием в сложных и опасных ситуациях и идёт на очередное повышение. Получив после победы в шведской войне орден Святого Георгия 4-й степени, в октябре 1811 года князь Кудашев произведён в полковники.
К этому времени Николай Данилович женился. Его избранницей – и в этом ли не очередной знак судьбы? – стала одна из дочерей Михаила Илларионовича Кутузова.
Как раз к моменту получения Кудашевым полковничьего чина жена родила девочку, которую, по настоянию Николая Даниловича, назвали в честь матери – Екатериной.
Но грянула «гроза двенадцатого года», и семейный уют был мгновенно забыт. Кадровый офицер, Кудашев снова в седле. Разумеется, рвётся на передовую – по иронии судьбы, летом 1812-го это арьергард, «хвост» отступающей русской армии.
Но Кутузов, любивший зятя, делает всё возможное, чтобы не пустить его в пекло войны. И его можно понять – на одном из кровавых полей Европы уже остался один из зятьёв Михаила Илларионовича… С назначением Кутузова главнокомандующим русской армией в июле 1812 года он берёт зятя к себе адъютантом. В Бородинском сражении Кудашев – порученец при штабе фельдмаршала. Николай Данилович попадает в двоякое положение: он не в силах ослушаться своего великого родственника, и, одновременно, рвётся всей душой в атаку.
Вот тут-то и проявилось знаменитое кутузовское умение перехитрить всех, включая врагов, друзей и, пожалуй, саму судьбу. По указанию главнокомандующего в Московской, Смоленской и ещё нескольких губерниях были созданы армейские партизанские отряды. И командовать одним из таких «летучих» боевых подразделений Кутузов поручил своему зятю, который славился умением успешно атаковать даже превосходящие силы неприятеля.
Сравнительно небольшой летучий партизанский отряд из двух полков донских казаков и 1-го Башкирского конно-казачьего полка вёл свою собственную войну с Наполеоном по линии Подольск-Молоди-Лопасня. Почти всю осень 1812-го кудашевцы наводили ужас на наполеоновских солдат на территории между Серпуховской и Калужской дорогами. Захватывали штабы, обозы и военные склады, разведывали обстановку, для чего брали в плен фуражиров и офицеров-«языков». Казакам и башкирам в этом не было равных. «Северные амуры», как называли вооружённых луками башкир чуждые степной экзотики европейцы, приводили в суеверный ужас французов и выходцев из Германии, Италии и прочих покорённых Бонапартом стран. Арканы «амуров» регулярно выдёргивали из рядов Великой армии новые источники информации. А их тихим стрелам не было цены в сумерках, когда необходимо без лишнего шума «снять» часовых… Любопытно, что Кудашева башкиры не просто уважали – они чувствовали в нём своего, и, в общем, были правы: Николай Данилович происходил из старого знатного татарского рода.
Вот лишь несколько эпизодов славного боевого пути кудашевцев на территории нашего района. Три сотни казаков во главе с князем 28 сентября 1812 года внезапно атаковали отряд численностью около 2,5 тысяч человек в селе Никольском. Более сотни наполеоновских солдат остались лежать на улицах села, около 200 человек партизаны захватили в плен, свыше тысячи (!) в панике разбежались.
У Алфёрово 4 октября князь теми же силами остановил почти 1,5 тысячи кавалеристов противника, которые двигались в сторону Серпуховской дороги.
И снова 70 французов попало к русским в плен, ещё больше – было убито и ранено. Потери же кудашевцев составили десять человек. Ходит легенда, что именно они погребены под Чеховом – в Ровках.
На следующий день, перед Тарутинским сражением, кудашевцы захватили курьера с важным предписанием маршала Бретье одному из французских генералов. Именно эта информация позволила Кутузову правильно сосредоточить главые силы русской армии на Калужской дороге, закрыв врагу путь на юг.
Потеряв десять человек убитыми и пятнадцать ранеными, за неделю боевых действий на территории нашего района отряд Кудашева уничтожил примерно 280 солдат противника, взял в плен около 550 человек, отбив при этом у неприятеля несколько фургонов с провиантом и захватив множество лошадей и оружия.
… После Тарутинского боя партизанский летучий отряд полковника Кудашева в составе корпуса генерала М.И. Платова участвовал в преследовании жалких остатков Великой армии Бонапарта, отступавшей от Малоярославца к Неману. Кудашевцы показывали чудеса героизма, кинжальными ударами отсекая целые отряды наполеоновских солдат и сея панику в рядах и без того деморализованного сброда, ещё полгода назад считавшего себя непобедимой армией.
В декабре, сразу же после изгнания Наполеона из России, князь Кудашев получил чин генерал-майора лейб-гвардии конного полка. Он не был самым молодым из генералов 1812 года – на этой войне взрослели рано. Но без сомнения, был одним из самых заслуженных.
Ему не суждено было вернуться домой из заграничного похода русской армии. Через девять месяцев после изгнания Наполеона с заснеженных российских просторов Кудашев пал смертью героев в Битве народов под Лейпцигом.
Вместе с 22 тысячами русских солдат и офицеров, погибшими в этой схватке с ослабевшим, но не сдававшимся Наполеоном, он был похоронен в Германии.
В склепе под православным храмом-памятником Русской Славы в Лейпциге покоятся останки бесстрашного сына нашего Отечества, вдохновлявшего своим примером тысячи защитников России.
Дмитрий Емельянов

  • Сергей Георгиевич

    Отличный рассказ про Николая Дмитриевича Кудашева. Мы живем у д. Алферово
    И очень интересно было узнать об истории наших мест, о людях воевавших здесь. Спасобо автору статьи!