Три эпизода войны

Три эпизода войны
11 Май 2013 176
– Рядовая Грищенко по Вашему приказанию прибыла, товарищ гвардии лейтенант. Для дальнейшего прохождения службы готова! – так отрапортовала нам ветеран Великой Отечественной войны Клавдия Павловна Иванова. В чувстве юмора ей не откажешь. Несмотря на солидный возраст, а ей уже за девяносто, Клавдия Павловна по-прежнему подтянута. Чувствуется военная закалка. Журналистов она вышла встречать в военном кителе, при орденах и медалях. – Это новый, а мой старенький находится в музее, в музыкальной школе № 1, – поясняет ветеран. В памяти Клавдии Павловны сохранилось много эпизодов Великой Отечественной войны… Вот только три. ЗАВТРА БЫЛ ПРИЗЫВ Клава родилась в глухой Саратовской деревне, где радиоточка и та была только у её отца, потому что он служил в милиции. Жили бедно, берегли каждую копейку. Летом по улице носились босыми, жалко было парадные туфельки. В сорок первом Клавдии исполнилось семнадцать. Июнь выдался знойным, и девчонки, её ровесницы, частенько бегали на речку купаться. – Возвращаемся к моему дому, а там народ столпился, – вспоминает Клавдия Павловна. – Я сначала подумала, отец умер, который часто болел тогда. Ведь он прошёл всю первую мировую. Испугалась… Испуганная девушка вбежала в дом, а там все прильнули к радиотарелке, по которой Юрий Левитан объявлял, что двадцать второго июня «ровно в четыре часа… Киев бомбили…». Никто тогда и не подозревал, что война затянется на долгие годы. Думали: месяц – другой, и все будут праздновать победу. Весь класс Клавдии в первый же день отправился в военкомат, причём о своём решении даже взрослых в известность не поставили. – Добровольцами записали всех, только меня не хотели брать. Я была самой маленькой, щупленькой, – переносится мысленно на много лет назад ветеран. – Такой конфуз со мной случился, что и вспоминать стыдно. Военком подтрунивал надо мной, мол, ещё сиськи не выросли, а на войну… Сначала всем дали направление на учёбу в Дом обороны. В военный городок, что располагался неподалёку от деревни, тогда было передислоцировано будущее знаменитое Качинское высшее военное авиационное ордена Ленина Краснознамённое училище лётчиков им. А.Ф. Мясникова. Весь класс распределили на разные курсы. Наша же героиня утром училась на медсестру, а вечером крутила баранку старенького ЗИСа. Она решила освоить сразу две профессии. – Мама ничего не знала, я её обманывала, говорила, что иду на речку купаться, – улыбается Клавдия Павловна. – А вот отец догадывался. Уж очень от меня бензином да соляркой пахло. НА ВТОРОЙ ПЕРЕДОВОЙ Поскольку водитель из юной Клавдии получился отменный, её взяли на работу в лётное училище. Несколько месяцев она доставляла горючее для самолётов. А потом, когда получила удостоверение медицинского работника и права водителя третьего класса, домой к Грищенко пришла повестка из военкомата. – Мать была неграмотной, она даже и не поняла, что меня забирают на фронт, – рассказывает участница войны. – Я помню, с работы прихожу, а мама говорит: «Тут тебе письмо, Клава». А в письме: явиться к 9 утра с вещами. Так я попала на фронт, в инфекционный госпиталь. Юная Клава тогда даже и не догадывалась, как будет трудно . А направили её в самое пекло: – Под Сталинградом я принимала присягу верой и правдой служить Родине. Раненых было много. Солдатики натерпелись, кто без рук, кто без ног, у кого гангрена. Врачей катастрофически не хватало, приходилось порой и самой делать операции. Каково резать молодому парню руку или ногу?! Тяжело, страшно… и горько осознавать, сколько людей полегло на полях сражений, сколько пропало без вести, сколько осталось инвалидов… А потом командир дал задание переправить за линию фронта двенадцать человек тяжело раненных. – Этот момент я запомнила на всю жизнь, – говорит гвардии лейтенант. – Мы тогда попали под бомбёжку немецких самолётов. Считалось, что госпиталь находился на второй линии, за передовой. Но даже сами раненные солдаты зачастую признавались, что на второй линии покруче будет. Фашисты бомбили нещадно, не смотрели на то, что красный крест. Мне казалось, он для фашистов был напротив, словно красная тряпка для быка. Спасли ли они раненых, переправили ли их за линию фронта… этого Клавдия Павловна Грищенко–Иванова не помнит. После того задания сама она долго была без сознания и теперь даже не может сказать, что с нею тогда случилось. РАЗГОВОР С ПАУЛЮСОМ После выписки из госпиталя медсестра Грищенко стала командиром отделения разведки зенитной роты. Так распорядилась военная комиссия. В подчинении у командира было двенадцать солдат. – И вновь отправили на передовую, – отчаянно машет рукой зенитчица. – Я с этой зениткой дошла до Кёнигсберга. До Берлина было рукой подать… Мои ребята бегали расписываться на Рейхстаге в сорок пятом. А я подумала, там и без того фамилий много… Зато ещё до победного мая Клавдия Павловна пообщалась со знаменитым генералфельдмаршалом Фридрихом фон Паулюсом. 1 февраля 1943 Паулюс был командующим 6-й армией, наступавшей на Сталинград. Когда его армия оказалась под угрозой полного окружения, Паулюс пытался убедить Гитлера в необходимости временного отступления и затем предложил план прорыва из окружения. Фюрер отклонил его. Затем, находясь в советском плену, Паулюс в 1944 вступил в антинацистский Союз немецких офицеров, потом в Национальный комитет «Свободная Германия», который проводил антигитлеровскую агитацию и пропаганду как среди военнопленных, так и на фронте, призывая соотечественников повернуть оружие против Гитлера. – Война уже подходила к концу, мы были в Кёнигсберге, когда нам сообщили, что генерала Паулюса «передерживают» в бывшем здании универсама, – вспоминает К.П. Иванова. – Мне так захотелось на него посмотреть, что на свой страх и риск решила пойти туда. Самое удивительное, что Клавдию пропустили, наверное, подумали: пришла сестра медпомощь оказать раненным пленным. – Паулюс был интеллигентный, худощавого телосложения. Мне даже удалось с ним поговорить немного. Немецкий я в школе хорошо учила, это сейчас уже ничего не помню, – смеётся разведчица. – Паулюс был очень удивлён, что у нас женщины воевали наравне с мужчинами. Мне он сказал – «гут», что значит «хорошо». Всю войну прошла Клавдия Павловна Грищенко, ныне Иванова. И демобилизовалась лишь 22 августа. А после войны по комсомольской путевке её вновь направили на горячую передовую – поднимать колхоз. Так и оказалась боевая медсестра, разведчица и зенитчица в Чехове. – Боевых друзей уже никого не осталось, но память о них жива, – признаётся ветеран Великой Отечественной войны. – 9 мая сяду за праздничный стол и выпью за них рюмочку…. За всех, кто уже умер, кто не дожил до Победы, кто остался навеки молодым. Инга СЕМЁНОВА, фото из семейного архива

Читайте также в номере:

дедушка Страна Глухих
бобр Проданная совесть
сити Окно в Европу прорубят под Чепелево

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

В Московской области начнут устанавливать контейнеры для раздельного сбора мусора за 15 дней до Ново...

«Мне посоветовали родить другого ребенка!»

Я рыдала из­-за того, что боялась не увидеть, как Тема улыбнется. Меня успокаивали и говорили: «Жди,...

Почты нет, но вы держитесь!

Много лет жители микрорайона Губернский, а это примерно 15-­17 тыс. человек, лишены нормальных почто...

Примите участие в опросе

  1. Глава Минтруда заявил о «беспрецедентном» росте зарплат россиян в 2018 году. А ваша зарплата увеличилась?*
Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений