Исповедь матери

1 Ноя 2013 129
Она стала матерью всего три месяца назад, долгожданное материнство принесло и радость, и боль, и печаль, и страх за своё дитя. Светлана Медкова решила рассказать нашей газете свою историю без прикрас. Она не обвиняет никого, она просто хочет, чтобы в Чехове для матерей и детей было всё необходимое. «…Как долго я ждала этот день, он был и останется для меня самым счастливым. День, когда родился мой медвежонок, мой любимый сыночек Коленька. Мы с мужем уже отчаялись, что я забеременею, поэтому, когда узнала, что в положении, никому не говорила, скрывала, боясь спугнуть аиста. К этому счастливому моменту мы шли долго. Ездили к иконе матушки Матроны, молились. Я ходила во все храмы и церкви, читала молитвы Николаю Чудотворцу. Обещала, если родится сын, обязательно назову Николаем. Кстати, когда Коленька появился на свет, шёл Петров пост, и все мне советовали окрестить мальчика Петром, мол, так полагается. Но я дала обещание и его сдержала. На свет Коля появился 1 июля, вместо положенного 1 октября. Мальчик оказался недоношенным, весил всего–навсего один килограмм. Поэтому, боясь за его жизнь, врачи Чехова отправили Колю в перинатальный центр для недоношенных детей города Королёва. Там он пробыл два месяца: сначала лежал один, потом со мной. Я очень благодарна врачам за то, что спасли меня и сына. Они сделали всё возможное, в центре он пошёл на поправку, значительно увеличился вес. Но когда нас выписали, то дали направление к окулисту. Поскольку ребёнок недоношенный, у врачей было подозрение на заболевание сетчатки глаза – ретинопатию. Развивается это заболевание быстро и грозит полной слепотой, важен был каждый день, час. Но оказалось, что в тот момент нашем городе проходил профосмотр, и с 8 до 10 утра происходил приём подростков. Три недели мы не могли попасть к специалисту. Я приходила к 8 утра постоянно. И вот спустя месяц мне удалось взять талон на приём к врачу. К окулисту в очереди мы сидели с Колей в общем коридоре, а ведь у малыша медотвод от прививок на целый год, и нам категорически запрещено находится с ребёнком в местах скопления людей. Сразу отмечу – это был вторник – день грудничка, но почему–то в коридоре находились дети разных возрастов. Для Коленьки это определённо – риск. А на приёме у врача–специалиста произошло страшное. Даже вспоминать не могу этот случай без слёз. В горле всё перехватывает. При осмотре окулистом, сама не могу понять, отчего, Коленька стал вдруг задыхаться. Окулист находится у нас на третьем этаже, процедурный кабинет на втором. Схватив ребёнка, мы помчались в процедурный. Пока прибежали, Коля начал синеть…. Смотреть на это было жутко, страшно. У ребёнка появилась отёчность, он стал фиолетового цвета и перестал дышать. Муж вызвал заведующую отделением, сразу же позвонили в реанимацию. Я начала молиться, кричала: «Сделайте, хоть что–нибудь! Спасите Колю!». Всё это длилось на самом деле минуты, но для меня показалось – часы! Кислорода не оказалось, каких–то таблеток тоже… Колю спасли, врач начала делать искусственное дыхание и массаж сердца, и мальчик наш задышал. Потом приехала реанимация, нас отвезли в детское соматическое отделение. Заведующая взяла Колю под свой контроль и под свою опеку, я благодарна ей за такое внимание. Но в связи с тем, что малыш был длительное время без кислорода, наступило кислородное голодание. Он стал просить постоянно кушать, буквально через каждые полчаса. Я не спала ночами, днём совсем не отдыхала. Моя жизнь превратилась за десять дней в кромешный ад. Но потом постепенно становилось всё лучше. Хотя до сих пор необходимые функции у моего медвежонка так и не восстановились. В связи с этим нам дали направление в Люберцы, в неврологию. Ведь у нас в Чехове больница так и не достроена. Направление есть, но как добраться до Люберец? Малыша нельзя перевозить в общественном транспорте, заказывать такси – это огромные деньги, у нашей семьи их сейчас нет. Все финансы уходят на лекарства для Коли. Врачи нам объяснили, что и на «Скорой помощи» тоже не добраться. Оказывается, чеховский медицинский транспорт отделён от больницы и поликлиники. Какой–то замкнутый круг. Мы уже отправили все документы в Люберцы, нас там ждут, а доехать… не знаем как. И ещё нам дали направление в больницу имени Святослава Фёдорова, необходимо понять: есть ли у Коли ретинопатия или нет. Но без машины никуда. Никаких знакомых с транспортом в нашей семье нет, помощи ждать не от кого. Плачу ночами, молюсь и прошу Господа услышать меня. Верю, что безвыходных положений не бывает. Мой медвежонок спит, а я смотрю на него и думаю, мечтаю. Хочу, чтобы он вырос здоровым, умным, сильным, чтобы обязательно нашёл своё счастье в жизни…И ещё хочется верить, что мир не без добрых людей. Что нам помогут. Елена ЛЕДНЁВА, фото автора P.S. На момент выхода в печать нашей газеты, ситуация была такова: журналисты нашего телевидения и участники встречи комсомольцев разных лет собрали Медковым средства на дорогу до московской больницы. Помочь с машиной обещали в управлении здравоохранения района и в «Скорой помощи». Сейчас Коленька с мамой находится в столичной клинике.

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Деньги, машины, квартиры, земельные участки и дома – вот богатство наших чиновников. По сравнению с ...

Большое дело для маленького человечка

Родители четырехлетней Алины обращаются с просьбой о помощи к неравнодушным согражданам. У маленьког...

Миллионер из села

Десять лет за миллион… Дефицит медицинских работников, особенно на селе, мы ощутили отнюдь не вчера....

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)