В «гнезде кукушки»

В «гнезде кукушки»
24 Янв 2014 146
Чеховский район известен не только местами, связанными с именем великого писателя. На территории этого муниципального образования расположены целые три психиатрические больницы. Тем, кто видит стены подобных больниц лишь снаружи, внутренний мир «психушек» известен только по фильмам… Чаще, западным. То есть, неизвестен совсем. Заглянуть внутрь попытался наш корреспондент. Кирилл Буров пообщался с призывниками, которых направляют на обследование к психиатрам.

 ВОЗВРАЩЕНИЕ

«Серёжу комиссовали», – эта новость облетела район молниеносно. Вечером на сле­дующий день он уже сидел в одном из подъездов с пацана­ми, которых не видел пять ме­сяцев, и потягивал пиво. – Не ходите туда, – настав­лял он присутствующих, под­разумевая армию. – Только бо­лячек лишних наберётесь. Самого Серёжу комиссова­ли после того, как он пролежал в госпитале больше, чем отслу­жил, и выплыло вдруг некое заболевание, с которым его и призывать-то, по сути, не долж­ны были… Во всяком случае, так Серёга сам изложил слу­чившееся. – На работу пойду устра­иваться, в шараге восстанов­люсь, – делился планами ко­миссованный. К слову, для тех, кто «не в теме», шарагами сегодня на­зывают учащиеся свои учили­ща и колледжи. Серёге вооб­ще есть, что рассказать... Лет в двенадцать он остался без мате­ри. А потом и без отца. Он при­вык терять. И к тому, что один – тоже. Перед тем, как призвать защищать Родину, военкомат на­правлял его на обследование – в «психушку» или «ПБ», как часто сокращают название «родного» заведения её частые клиенты. Серёга – нормальный, не «псих». Ну да, бывали мысли – вены себе порезать или с бал­кона шагнуть… Вот с такими мыслями аккурат и отправляют будущих бойцов в подобные за­ведения «провериться».

 «ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА»

«Здание больницы выгля­дело загадочным и ужасным одновременно. К тому же, пе­риодически пробирали тихие и холодные страхи: чего ждать за этими дверями? К чему гото­виться… Первым человеком, кого встретил внутри, оказалась медсестра. Она тут же повела в кабинет, где угрюмо и власт­но скомандовала: – Выворачивай карманы, доставай всё, что принёс с со­бой! «Может, лучше было в ар­мию…», – мелькало в голо­ве, пока шёл обыск, и вся­кие карманные вещи, включая мобильник, перекочёвывали куда-то… в «тайник». Потом пошли в четвёртое отделение. Показалось, что шли очень долго по лабирин­ту из какой-то очень страшной сказки, из которого без чьей- либо помощи никогда не най­дёшь выхода. Тусклый свет… Облез­лые стены и потолок… Кри­ки и визги больничных оби­тателей, которых почему-то хочется назвать заключён­ными, несмотря на то, что психиатрия давно у нас не принудительная. На входе в отделение сиде­ла ещё одна медсестра, кото­рая скрупулёзно записала мои данные в журнал, ещё раз про­верила карманы на наличие за­претных предметов и повела «на экскурсию» дальше. Если заткнуть уши, то на первый взгляд покажется, буд­то попал в самую обыкновен­ную больницу. Но не успел я сделать и пяти шагов, как из- под койки выпрыгнул лысый карлик…Встал напротив меня, выпучил косые безумные глаза и затараторил: – Ты принёс мою подушку? Где моя подушка? Медсестра отреагировала быстро: подскочила, дала кар­лику лёгкий подзатыльник и, послав его куда подальше, по­вела меня к свободной койке… «Вот тут ты будешь спать», – сказала она, уходя. Не успел я расстелить по­стель, как ко мне подошёл па­рень приблизительно моего возраста, в очках и с перебин­тованным запястьем. – А ты к нам какими судь­бами? – спросил он. – Да вот, военкомат послал на обследование, – немного по­думав, ответил я. Слово за слово… выясни­лось, что парень здесь «тоже косит» от армии, только в пси­хушку попал он не от военко­ма, а прямо со службы, так как вскрыл вены в одном из наря­дов. – Зачем ты это сделал? До­служил бы уже до конца, – ре­шил я посоветовать. – Да ну на... эту сраную ар­мейку!!! Пробыв там несколь­ко месяцев, понял, что нефиг в ней ловить! Лучше в психушке месяц поугорать, чем бегать по плацу! – взорвался мой компа­ньон. – Пошли покурим? – вдруг перевёл он разговор на другую тему. Я, конечно, согласился.

ЖИВ, КУРИЛКА?

Мы пришли в курилку, ко­торая оказалась больничным туалетом «по совместитель­ству». Народу в нём оказалось много, человек пятнадцать. От дыма резало глаза и пер­шило в горле. Тут же кто-то справлял свою нужду, не стес­няясь окружающих… А один даже умудрился уснуть, сидя на унитазе. Мы закурили. Вдруг в «ку­рилку» вбежала медсестра, криком оповестив: – Быстро выходим! Время приёма таблеток! Гудящая до этого толпа, как по команде, замолчала, и все двинулись к выходу. Сло­жилось впечатление, что па­циенты боятся не послушать­ся «хозяйку», и за непослуша­ние все могут получить нака­зание. Через несколько дней пре­бывания в «дурдоме» я уже разбирался в местном распо­рядке… В 7 утра – обход па­циентов врачом, в 8 часов – за­втрак, в 12 – обед, в 19 – ужин. Привыкать к больничной еде пришлось особо. В обед на второе часто да­вали картофельное пюре с ры­бой. Но о том, что это кар­тошка, можно было догадаться только по цвету, а рыба воняла так, как будто её срок годности истёк месяц назад, а то и бо­лее. Впрочем, приходилось до­вольствоваться тем, что дают. Через неделю я уже чув­ствовал себя здесь вполне спокойно и привык не только к режиму, но и к крикам ду­шевнобольных людей. Сму­щали не явно сумасшедшие, а, напротив, те из больных, ко­торые выглядели вполне адек­ватными и здоровыми и при этом попали сюда не через во­енкомат.

ОФИЦЕР

Был такой и в нашем от­делении. Его настоящее имя я не помню, только клич­ку. Даже врачи называли его Офицером. Я долго не мог понять, почему с Офицером мы общались теснее всего, потому что он умел и любил играть в карты и шахматы. И смысл прозвища раскрылся постепенно. Оказывается, во время на­хождения советских войск в Афганистане его родственни­кам сообщили о том, что Офи­цер погиб во время штурма… А потом, когда через какое- то время он, живой, вернул­ся домой, его там не приня­ли… Я не знаю, каким об­разом он попал в больницу, но, вполне возможно, что это стало единственным выхо­дом – не стать бродягой. Те­перь у него есть крыша над головой, койка, завтрак, обед и ужин… и ему этого, види­мо, достаточно. К концу подходила вто­рая неделя моего обитания в этом странном месте, оста­вался один день до конца… Меня вызвали на комиссию, которая принимала реше­ние о моей дальнейшей судь­бе – пойду ли я в армию или вернусь домой. Меня опять повели через длинные лаби­ринты психбольницы. Уже в последнюю комнату, где я побывал. Там сидели несколько чело­век… Они задали пару вопро­сов о том, не передумал ли я, о том, почему не хочу служить… В итоге не прошло и десяти ми­нут, как они отправили меня до­мой.» Так для Серёги прошла первая часть «армии». Кирилл БУРОВ

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Припарковался на газоне. Чем это грозит? Вас могут привлечь к административной ответственности, а не...

Второй раз на те же елки

Главная елка Чехова уже установлена на Советской площади напротив здания администрации. Вообще, в эт...

Валерий Белов: «Этот парень будет олимпийским чемпионом»

Валерий Белов - один из самых известных и уважаемых тренеров отечественного бокса. Причем он один из...

Примите участие в опросе

  1. Глава Минтруда заявил о «беспрецедентном» росте зарплат россиян в 2018 году. А ваша зарплата увеличилась?
    1. Не увеличилась, а даже уменьшилась. - 125 (56.56%)
       
    2. Растет беспрецедентными темпами))) Не знаю, куда деньги девать! - 40 (18.10%)
       
    3. Увеличилась, но я этого не заметил/а. Цены растут быстрее. - 30 (13.57%)
       
    4. У меня вообще нет зарплаты. Я - безработный/ая. - 26 (11.76%)
       
    5. Моя зарплата выросла прилично. Не жалуюсь. - 0 (0%)