Удар, ещё удар…

18 Апр 2014 84
За полтора месяца до 60-летия у Екатерины Борисовой остановилась жизнь. Соревнования по рукопашному бою привели её сына, потомственного военного, к инвалидности I группы и перечеркнули мечты общительного и улыбчивого 27-летнего старшего лейтенанта о военной академии… Как, впрочем, все мечты. Вот уже два с половиной года мать не спит ни одной ночи – растирает Владу руки и ноги от мучительных спазмов мышц. Врачи же давно «списали» парня. Семья борется с болезнью, увы, в одиночку. Все Борисовы – военные: и отец, и мать, и дочь, и сын. У Владислава служба проходила удачно. Рукопашным боем он не занимался… Но 2 ноября 2011 года его направили от части на соревнования. Ма­тери позвонили уже из чеховской больни­цы, что привезли её сына, срочно нужно присутствие близких. Он лежал без дви­жения. Требовалась неотложная операция. – Его ударил напарник, и Владя упал. Порвался сосуд. Удалили гематому. А по­сле сказали, что в Чехове нужного оборудо­вания нет, – сквозь слёзы вспоминает мать. Как назло, выпали выходные дни. Семья за 50 тысяч рублей заказала реани­мобиль из Москвы. Воинская часть позже компенсировала эти затраты. Владислава отвезли в военный госпиталь в Голицыно, где на выживание дали очень мало шан­сов. Травма оказалась настолько серьёз­ной, что через неделю пошёл отёк голов­ного мозга. Консилиум решил проводить трепанацию. Парень два месяца пролежал в коме. Но молодой организм справился. А вот от слов врача на материнском серд­це до сих пор лежит осадок: «Ему ничего не поможет. Он как растение. Ухаживай­те, музыку включайте и пение птичек». И Влада перевели «на реабилитацию» в Че­хов–2. Мать снова испытала шок: – Госпиталь старый, палаты не обо­рудованы. Выделили лучшую из худше­го – и то в инфекционном отделении. Две железные кровати. Ни массажиста, ни ре­абилитолога. Сын лежит, а его надо под­нимать, сажать. Медсёстры помогали его переворачивать. И питания нет – там не знали, как для него готовить. Такой паци­ент туда поступил впервые. Они думали, что таким тяжёлым больным уже ничего не нужно – будет тихо умирать. Всё же нашли кровать получше. Но требовалось ещё и гулять с Владом, а вы­ехать из здания без пандуса было невоз­можно. Отец привёз доски, соорудил на­клонный выезд. Лечащий врач не лукавил, что помочь здесь не смогут, – нужно про­биваться в лучшие учреждения. И Борисо­вы пробивались. В Центральном клиническом воен­ном госпитале в Щукино удалили тра­хеостому (искусственный свищ трахеи для дыхания) и гастеростому (создан­ное отверстие для питания больного). А в реабилитационном центре посёлка Голубое под Солнечногорском поддер­жали, мол, и худших больных подни­мали. Сначала Владислав лежал там за счёт квоты, а мама – за плату. Второй месяц оплачивали уже за двоих. Но деньги закончились. И снова их отпра­вили в Чехов–2. Так промотались год. За это время Борисовы узнали, как эффективно проводят реабилитацию в Германии. Стали просить финансовую помощь в фондах солдатских матерей, Красного Креста… И чеховца направили в Институт головного мозга, мотивируя тем, что и Отечество богато хорошими клиниками. Тогда Борисовы обратились в администрацию президента страны. Минздрав пригласил их на комиссию в Федеральный военный госпиталь. Влад плохо спал накануне из-за спазмов и перед комиссией выглядел «никаким». – Когда зачитали заключение, я дума­ла, что упаду, – не в силах сдержать слёз мать. – Написали, что «бесперспектив­ный», мол, зачем ему лечение за рубежом? Я говорю: «Да вы что? Никакого шанса не даёте парню. Его служба ни за что загуби­ла…» Но так ничего и не дали. Я просила, плакала, только на коленях не стояла. Даже к Жириновскому обращались Борисовы за помощью для выезда в Гер­манию. Лидер ЛДПР ходатайствовал перед Минздравом. Ответили, что письмо в Чехов отправлено, но его так и нет. И у губернатора области искали понимания. Воробьёв отписал соцзащите, где смогли выделить около 20 тысяч рублей. Почему Германия? Когда Влад лежал в Москве, по обмену опытом в столицу приезжал врач из германской клиники. Семья добилась осмотра. Вердикт зару­бежного специалиста был однозначен: из вегетативного состояния больной вышел, его надо поднимать. Но к рекомендаци­ям западного коллеги не прислушались. Даже не обследовали давление головного мозга. Так и выписали домой. Борисовы не сдались. Дело рассматривала военная прокуратура в Подольске. – Сказали, что так бывает: это же со­ревнования. Наняли адвоката, просили, чтобы дело передали в другое место. Но нам отказали, – рассказывает Екатерина. Однако Владу выплатили страховку – полтора миллиона рублей. Семья долго добивалась, чтобы деньги разрешили ис­пользовать для лечения за границей. Стар­шая дочь и отец взяли ссуды. Поехали! В клинике поразились, что реабилитация оплачена не от организации, как у осталь­ных пациентов, а из личных средств. Уди­вились и выписке из истории болезни с акцентом на «скандальную» мать… В родной стране Борисовым не разре­шали пользоваться бассейном, опасаясь от­ветственности. А в Германии предложили сами, и на третьем сеансе у Влада зашеве­лилась нога, а на четвёртом он уже поплыл с взмахом руки. У парня поражена правая сторона, но левая-то работает! Влад чув­ствует себя, держит равновесие, есть реак­ция при ловле мячика, сам бреется... Денег хватило на три месяца, но этого недостаточно. Борисовы оплатили почти 96 тысяч евро, включая операцию на рас­слабленную челюсть. Наркоз, операция и восстановление «украли» драгоценные время и средства. Но и оставаться дольше не было смысла, поскольку после опера­ции на черепе «списанному» Владу так и не сделали пластику головы, положенную в течение полугода. А это тормозит про­гресс. После ближайшей пластической операции улучшения должны пойти бы­стрее. Медики перспективу отметили. Влад теперь ходит. В Германии ему сшили ортопедическую обувь. Шагает он по широкой площадке у лифта. Но на ули­цу выходит редко – и то стоит у подъезда: везде же машины. Поэтому чаще дышит на балконе. Дачи у семьи нет. Борисовы делают сыну массаж, про­водят процедуры, упражнения – по 2,5 часа в день. И всё сами! Мечтают снова о Германии либо о подмосковном реабили­тационном центре «Три сестры», в кото­ром выйдет дешевле – около 500 тысяч в месяц. Командование части финансово не помогает и ответственность с себя снима­ет: «Звёзды так сошлись». Поэтому чехов­цы вынуждены обратиться к землякам. Недавние случаи с малышками Илоной и Ангелиной опровергли мне­ния, что в беде остаётся рассчитывать лишь на себя. В июне Владу исполнит­ся 30 лет. А это повод для подарка. Елена ЛИХОВИДОВА, фото автора и из архива Борисовых СЧЕТА СБЕРБАНКА РОССИИ: для физических лиц 4276880026274542, для юрлиц 40817810640003172627. ТЕЛЕФОН Екатерины Петровны 8 (962) 901–58–42.

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Страшно, когда на полном скаку, словно вкопанное, встаёт строительство социального объекта. Страшно,...

Засудить мошенников

ООО «Югдомсервис» по нашим подсчетам успело уже обмануть десятки жителей. Удивительно, что люди все ...

70! Полет нормальный!

10 600 часов налета, связанных с охранной государственной границы. За его плечами более 36 лет служб...

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)
       
Онлайн-консультации по юридическим и кадастровым вопросам. +7(963)775-25-25