Удар, ещё удар…

18 Апр 2014 107
За полтора месяца до 60-летия у Екатерины Борисовой остановилась жизнь. Соревнования по рукопашному бою привели её сына, потомственного военного, к инвалидности I группы и перечеркнули мечты общительного и улыбчивого 27-летнего старшего лейтенанта о военной академии… Как, впрочем, все мечты. Вот уже два с половиной года мать не спит ни одной ночи – растирает Владу руки и ноги от мучительных спазмов мышц. Врачи же давно «списали» парня. Семья борется с болезнью, увы, в одиночку. Все Борисовы – военные: и отец, и мать, и дочь, и сын. У Владислава служба проходила удачно. Рукопашным боем он не занимался… Но 2 ноября 2011 года его направили от части на соревнования. Ма­тери позвонили уже из чеховской больни­цы, что привезли её сына, срочно нужно присутствие близких. Он лежал без дви­жения. Требовалась неотложная операция. – Его ударил напарник, и Владя упал. Порвался сосуд. Удалили гематому. А по­сле сказали, что в Чехове нужного оборудо­вания нет, – сквозь слёзы вспоминает мать. Как назло, выпали выходные дни. Семья за 50 тысяч рублей заказала реани­мобиль из Москвы. Воинская часть позже компенсировала эти затраты. Владислава отвезли в военный госпиталь в Голицыно, где на выживание дали очень мало шан­сов. Травма оказалась настолько серьёз­ной, что через неделю пошёл отёк голов­ного мозга. Консилиум решил проводить трепанацию. Парень два месяца пролежал в коме. Но молодой организм справился. А вот от слов врача на материнском серд­це до сих пор лежит осадок: «Ему ничего не поможет. Он как растение. Ухаживай­те, музыку включайте и пение птичек». И Влада перевели «на реабилитацию» в Че­хов–2. Мать снова испытала шок: – Госпиталь старый, палаты не обо­рудованы. Выделили лучшую из худше­го – и то в инфекционном отделении. Две железные кровати. Ни массажиста, ни ре­абилитолога. Сын лежит, а его надо под­нимать, сажать. Медсёстры помогали его переворачивать. И питания нет – там не знали, как для него готовить. Такой паци­ент туда поступил впервые. Они думали, что таким тяжёлым больным уже ничего не нужно – будет тихо умирать. Всё же нашли кровать получше. Но требовалось ещё и гулять с Владом, а вы­ехать из здания без пандуса было невоз­можно. Отец привёз доски, соорудил на­клонный выезд. Лечащий врач не лукавил, что помочь здесь не смогут, – нужно про­биваться в лучшие учреждения. И Борисо­вы пробивались. В Центральном клиническом воен­ном госпитале в Щукино удалили тра­хеостому (искусственный свищ трахеи для дыхания) и гастеростому (создан­ное отверстие для питания больного). А в реабилитационном центре посёлка Голубое под Солнечногорском поддер­жали, мол, и худших больных подни­мали. Сначала Владислав лежал там за счёт квоты, а мама – за плату. Второй месяц оплачивали уже за двоих. Но деньги закончились. И снова их отпра­вили в Чехов–2. Так промотались год. За это время Борисовы узнали, как эффективно проводят реабилитацию в Германии. Стали просить финансовую помощь в фондах солдатских матерей, Красного Креста… И чеховца направили в Институт головного мозга, мотивируя тем, что и Отечество богато хорошими клиниками. Тогда Борисовы обратились в администрацию президента страны. Минздрав пригласил их на комиссию в Федеральный военный госпиталь. Влад плохо спал накануне из-за спазмов и перед комиссией выглядел «никаким». – Когда зачитали заключение, я дума­ла, что упаду, – не в силах сдержать слёз мать. – Написали, что «бесперспектив­ный», мол, зачем ему лечение за рубежом? Я говорю: «Да вы что? Никакого шанса не даёте парню. Его служба ни за что загуби­ла…» Но так ничего и не дали. Я просила, плакала, только на коленях не стояла. Даже к Жириновскому обращались Борисовы за помощью для выезда в Гер­манию. Лидер ЛДПР ходатайствовал перед Минздравом. Ответили, что письмо в Чехов отправлено, но его так и нет. И у губернатора области искали понимания. Воробьёв отписал соцзащите, где смогли выделить около 20 тысяч рублей. Почему Германия? Когда Влад лежал в Москве, по обмену опытом в столицу приезжал врач из германской клиники. Семья добилась осмотра. Вердикт зару­бежного специалиста был однозначен: из вегетативного состояния больной вышел, его надо поднимать. Но к рекомендаци­ям западного коллеги не прислушались. Даже не обследовали давление головного мозга. Так и выписали домой. Борисовы не сдались. Дело рассматривала военная прокуратура в Подольске. – Сказали, что так бывает: это же со­ревнования. Наняли адвоката, просили, чтобы дело передали в другое место. Но нам отказали, – рассказывает Екатерина. Однако Владу выплатили страховку – полтора миллиона рублей. Семья долго добивалась, чтобы деньги разрешили ис­пользовать для лечения за границей. Стар­шая дочь и отец взяли ссуды. Поехали! В клинике поразились, что реабилитация оплачена не от организации, как у осталь­ных пациентов, а из личных средств. Уди­вились и выписке из истории болезни с акцентом на «скандальную» мать… В родной стране Борисовым не разре­шали пользоваться бассейном, опасаясь от­ветственности. А в Германии предложили сами, и на третьем сеансе у Влада зашеве­лилась нога, а на четвёртом он уже поплыл с взмахом руки. У парня поражена правая сторона, но левая-то работает! Влад чув­ствует себя, держит равновесие, есть реак­ция при ловле мячика, сам бреется... Денег хватило на три месяца, но этого недостаточно. Борисовы оплатили почти 96 тысяч евро, включая операцию на рас­слабленную челюсть. Наркоз, операция и восстановление «украли» драгоценные время и средства. Но и оставаться дольше не было смысла, поскольку после опера­ции на черепе «списанному» Владу так и не сделали пластику головы, положенную в течение полугода. А это тормозит про­гресс. После ближайшей пластической операции улучшения должны пойти бы­стрее. Медики перспективу отметили. Влад теперь ходит. В Германии ему сшили ортопедическую обувь. Шагает он по широкой площадке у лифта. Но на ули­цу выходит редко – и то стоит у подъезда: везде же машины. Поэтому чаще дышит на балконе. Дачи у семьи нет. Борисовы делают сыну массаж, про­водят процедуры, упражнения – по 2,5 часа в день. И всё сами! Мечтают снова о Германии либо о подмосковном реабили­тационном центре «Три сестры», в кото­ром выйдет дешевле – около 500 тысяч в месяц. Командование части финансово не помогает и ответственность с себя снима­ет: «Звёзды так сошлись». Поэтому чехов­цы вынуждены обратиться к землякам. Недавние случаи с малышками Илоной и Ангелиной опровергли мне­ния, что в беде остаётся рассчитывать лишь на себя. В июне Владу исполнит­ся 30 лет. А это повод для подарка. Елена ЛИХОВИДОВА, фото автора и из архива Борисовых СЧЕТА СБЕРБАНКА РОССИИ: для физических лиц 4276880026274542, для юрлиц 40817810640003172627. ТЕЛЕФОН Екатерины Петровны 8 (962) 901–58–42.

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Народные избранники и представители окружной мэрии обсудили инициативу своего коллеги Николая Дижура...

ДТП с детьми стало больше

С начала года в городском округе Чехов выросло количество пострадавших в дорожных авариях детей. Сог...

«СПАРТАнский» стиль против чиновничьего катка

Шумиха вокруг клуба единоборств «Спарта» дошла до Президента страны Владимира Путина. Семья Шмакалов...

Примите участие в опросе

  1. 28 июля 2018 года наша страна отметит важную дату – 1030 лет Крещения Руси князем Владимиром Великим. Событие более чем тысячелетней давности – прежде всего, повод задуматься, какое значение исторический выбор древнерусского князя имеет для нас, его потомков, сегодня. Итак, что значит для вас – быть православным?*
Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений