Институт заблудившихся девиц

Институт заблудившихся девиц
24 Окт 2014 513
Островком индивидуального воспитания можно назвать Чеховскую специальную общеобразовательную школу в Скурыгино. Это, кстати, единственная в стране спецшкола для девочек, совершивших те или иные правонарушения. Наш корреспондент побывал здесь в компании педагогов, психологов и управленцев в сфере образования района. Когда группа собирается у деревянной беседки на входе, у каждого возникает ощущение, будто это и не спецшкола вовсе, а уединённая база отдыха. Тер­ритория большая, но уютная, с яркими по-осеннему деревьями, кустарниками и цветочными клумбами. В глубине несколько небольших домиков мятного от­тенка, аккуратные асфальтовые и плиточные дорожки. С двух сторон от главного входа гостей встречают скульптуры львов. Нам дают минутку, чтобы осмотреться, и мы идём в музей знакомиться. – Когда-то на этом месте находилось имение князей Ва­сильчиковых, – рассказывает библиотекарь Наталья Царько­ва. – Создавать здесь воспита­тельное заведение начали ещё в 70-х годах XIX века. В это время владелицей земли стала третья дочь Петра Алексеевича Васильчикова – Екатерина. Она ездила по приютам, заботилась о детях-сиротах и отбирала де­вочек, которых затем устраива­ла в своей усадьбе. Тут девочки учились грамоте, вязанию кру­жев, животноводству. Самые увлечённые потом продолжа­ли обучение в Москве. Другие воспитанницы оставались, и Васильчикова давала им полное обеспечение и работу, сватала. После революции Екатери­на Петровна попала ненадолго под арест, а поместье тем вре­менем конфисковали и открыли в нём Дом красногвардейца. Но в 1920-х в стране была создана комиссия по борьбе с беспри­зорностью. По её решению, при содействии Крупской на терри­тории имения основали институт трудового воспитания и школу. На первых порах здесь был всего один класс девушек от шестнад­цати до двадцати лет, через год открылся второй класс, а в 1933 году учебное заведение вмещало уже сто двадцать учениц. Круглосуточная спецшкола закрытого типа, которой это уч­реждение является сейчас, воз­никла здесь в 1974-м. Так что в этом году первого сентября со­трудники и учащиеся праздно­вали юбилей. – Хозяйственная деятель­ность раньше здесь велась об­ширная, – резюмирует замдирек­тора по воспитательной работе Елена Гапонова. – Сегодня мас­штабы, конечно, другие. Но не­большое производство осталось. Недавно, например, девочки ос­воили вышивку лентами, а мы организовали выставку их работ в губернской школе... Тем временем сопрово­ждающие показывают на об­ветшалые памятники в парке, «спрятанные» среди множества кустов и деревьев. Здесь целая аллея писателей: Гоголь, Тол­стой, Тургенев, Маяковский… Несколько шагов – и группа со­бирается в холле школы. Эста­фетную палочку гида принимает координатор Чеховской спецш­колы, главный специалист отде­ла по делам несовершеннолет­них района Ольга Колдаева. По её словам, сегодня сюда поступают девочки по постанов­лению суда и в соответствии с законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершенно­летних». К тем из них, кто достиг возраста уголовной ответствен­ности, суд вправе применить вос­питательную меру, передав их в учреждение. Как правило, здесь живут и учатся несовершенно­летние правонарушительницы от одиннадцати до восемнадцати лет. Каждая из них проводит в спецш­коле три года. Считается, этого достаточно, чтобы вернуться к обычной жизни и не повторять ошибок. Обычно девочек и де­вушек здесь тридцать, но сейчас всего восемь Они находятся на по­печении педагогов – специалистов по девиантному поведению детей, других штатных работников – аж девяноста семи человек! Уединение воспитанниц ино­гда «нарушают» визиты спец­групп – девочек из «обычной жизни», которые стоят на учёте в комиссии по делам несовершен­нолетних. Сотрудники привет­ствуют такой «обмен опытом». Подростки общаются с «местны­ми», интересуются, за какие про­ступки те попали сюда. Кстати, чаще всего за кражи, хотя бывали случаи и покушения на убийства, и сбыта наркотиков. Кто-то из нашей группы спрашивает, есть ли польза от пребывания этих девочек здесь? – Рецидив у выпускниц Че­ховской спецшколы равен нулю процентов, – тут же отвечает координатор. – Более того, наши воспитанницы последние два года начали сдавать ЕГЭ, и их высокие результаты превзошли все ожидания. Ведь фактически они получают здесь индивиду­альное образование и азы про­фессии. Такие гиперактивные, асоциальные дети и подростки, с которыми мы имеем дело, про­сто теряются в обычной школе. У нас же наполняемость клас­са – не более шести человек. Педагоги уделяют им должное внимание. И воспитанницы ни в чём не нуждаются. Девочки целыми днями находятся под чутким присмотром и всегда заняты. Например, рукоделием. Даже сидя перед телевизором, они часто вяжут что-нибудь. По­этому, приезжая к нам налегке, девчонки покидают школу с не­подъёмными чемоданами. За за­слуги и отличное поведение их поощряют поездкой домой, если позволяет обстановка в семье. А самое суровое наказание – это «двойка» и назидательная бесе­да с воспитателем. Ежедневно, с понедельни­ка по субботу, здесь по шесть уроков. Так воспитанницы про­водят первую половину дня. После обеда они возвращаются в жилой корпус, где начинают­ся танцы, музыка, рисование, швейное мастерство. Комнаты девочки обустраи­вают сами так, как им хочется. Напротив каждой спальни – своя комната отдыха с телевизо­ром и диваном. А в противоположном крыле мы попадаем словно на художественную выставку, в те самые мастерские, где вос­питанницы делают салфетки, скатерти, подушки, выпускные платья. Здешние ученицы оказа­лись, действительно, активными и разносторонними. Об этом го­ворит стенд с наградами: «За по­беду в командных соревновани­ях по бегу», «в Стремиловском полумарафоне, посвящённом Дню Победы», «в командном чемпионате Чеховского райо­на по пулевой стрельбе». Жаль только, что самих воспитанниц увидеть и побеседовать с ними нельзя. Для этого теперь тре­буется специальное согласие родителей. Пока мы гуляем по учреждению, девочки заняты в изостудии. Когда уже собира­емся в дорогу, кто-то замечает в окнах их любопытные лица… Всё здесь чинно и прият­но глазу. Режим дня, условия проживания и учёбы, подход к воспитанию. Такое спецучреж­дение никак не назовёшь коло­нией. Скорее, институт заблу­дившихся в жизни девиц. – Лично мне напоминает со­ветский санаторий, – улыбаясь, признаётся заместитель началь­ника Управления образования администрации Чеховского рай­она Ольга Щукина. Вот таким оказалось место, где девочкам-подросткам и де­вушкам помогают отказаться от криминального прошлого. Анастасия МЕЛЬНИКОВА, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Властям Чехова не мешало бы обратить внимание на так называемые узкие места. Ведь этих самых узких м...

Кто "кинул на автобус" чеховских школьников?

Городская прокуратура провела проверку по факту невыхода на маршруты школьных автобусов. Одна компан...

Всепроходимый багги по кличке Гонка

Юному инженеру из Чехова всего 17 лет. Он сам сконструировал и собрал багги. Если у кого-то на эту р...

Примите участие в опросе

  1. Глава Минтруда заявил о «беспрецедентном» росте зарплат россиян в 2018 году. А ваша зарплата увеличилась?
    1. Не увеличилась, а даже уменьшилась. - 125 (56.56%)
       
    2. Растет беспрецедентными темпами))) Не знаю, куда деньги девать! - 40 (18.10%)
       
    3. Увеличилась, но я этого не заметил/а. Цены растут быстрее. - 30 (13.57%)
       
    4. У меня вообще нет зарплаты. Я - безработный/ая. - 26 (11.76%)
       
    5. Моя зарплата выросла прилично. Не жалуюсь. - 0 (0%)