Старшина по семейным обстоятельствам

Старшина по семейным обстоятельствам
4 Дек 2014 196
Готовя статью к сегодняшней дате, когда отмечается начало контрнаступления советских войск под Москвой, мы договорились сразу, что не будем считаться, где наш герой воевал – на Смоленщине ли, на другом фронте… ведь и так участников той войны, тех, кто ковал общую Победу, осталось очень мало. Так мы познакомились с замечательным нашим земляком – Петром Ивановичем Шебеко. И кто бы знал, что это интервью станет для него последним… Через несколько дней, 29 ноября Петра Ивановича не стало. Мы прощаемся с ветераном и публикуем его воспоминания – такие живые, в чём-то простые, но… берущие за душу. «Слава Богу, я остался жи­вой, а всё потому, что меня не раз выручали законы физики», – откровенничал участник Великой Отечественной во­йны Пётр Иванович Шебеко. Он был уверен, что в детстве ему повезло с учителем пред­мета Михаилом Павловым. Да и сам он всегда любил физику, знал её назубок и использо­вал знания в бою. Например, Шебеко понимал: пуля имеет свою траекторию. Поэтому атакуя, солдаты должны как можно дальше отскочить от траншеи, куда враг целится в первую очередь. Большой опыт и боевые заслуги Петра Ивановича говорили об од­ном – дослужится Шебеко до офицерского чина. Но, оказа­лось, новые погоны совсем не входили в планы старшины. Перевесило совсем другое... Удобно устроившись в кресле перед телевизором, Пётр Иванович, которому в июле исполнилось девяносто лет, увлечённо смотрел старый фильм о войне. Чтобы даже частично показать зрителю советскую действительность, надо быть её современником, уверял он. Когда началась Великая Отечественная, Петру Шебеко было всего семнадцать. Родил­ся и рос он в Витебской об­ласти в Белоруссии и ощутил всю тяжесть тридцатых годов. – Откровенно говоря, я прожил нелёгкую жизнь, но интересную, – с грустью вспо­минал Пётр Иванович. – Вос­питывался в бедной семье, где все старались быть ближе друг к другу, и никогда не жил для себя. Рано остался без отца, мать болела. Ситуацию ослож­няло ещё и то, что жили мы в селе. Зато у нас действовали отделы бедноты. Через такой отдел я как-то получил долго­жданные ботинки. До этого приходилось бегать на заня­тия босиком. Хорошо, что от дома до школы было всего ме­тров двести пятьдесят. Стоило только пересечь огород – и вот она, школа. Помню, в октябре- ноябре, когда в утренние часы трава покрывалась инеем, я, торопясь на учёбу, перескаки­вал с одной ноги на другую. Ступал, например, на правую, а левую прислонял к телу, со­гревая, и наоборот. И так всю дорогу – прыг-скок… Когда немного подрос, дровишки из леса таскал, следил за запаса­ми воды, да и корова была на мне. Старший брат тогда учил­ся в витебском техникуме, а сестра оканчивала педучили­ще, потом работала с детьми в интернате НКВД. Но настал сорок первый год… и прежние заботы отош­ли на задний план. Пётр Ше­беко ушёл в партизаны. Попал в бригаду, которая вскоре во­шла в регулярный воинский состав. Так совсем юный, но довольно смышлёный паренёк оказался в стрелковом полку, где почти сразу стал младшим сержантом, помогал команди­ру взвода. Пётр Иванович воевал в окрестностях Смоленска и на Псковщине, участвовал в ос­вобождении Польши, сражал­ся на территории Германии. К сожалению, не обошлось без ранений и контузии. А горячо желаемую победу боец встре­тил на Эльбе уже старшим сержантом. Оставшись на службе и по­сле 1945 года, Шебеко сменил привычную форму на флот­скую и отправился на Балтий­ский берег. Там заведовал хо­зяйственными делами морской авиации, пока в 1957 году не вышел в запас. Доставлял про­дукты на аэродром, отвечал за столовую и склад, исполнял обязанности начпрода. А по­том стал заместителем коман­дира авиатехнической базы по хозчасти. – В то время у меня было великое звание «старшина», – рассказывал Пётр Иванович. – Правда, многим оно казалось уж слишком скромным. Мне вспоминается такой эпизод. Когда известный советский во­еначальник Иван Христофоро­вич Баграмян прилетел к нам на аэродром, его встречал весь командный состав, и каждо­го представлял сам командир базы. Вот заместитель по тех­нической части подполковник Варламов… а вот наш зам по хозяйственной части старшина Шебеко. Баграмян тогда уди­вился: почему при такой вну­шительной должности у меня нет соответствующих погон? После этого мне настойчиво начали предлагать стать офи­цером. Расписали наперёд все важные служебные поездки аж до самого Дальнего Востока. Но я на это дело так и не по­шёл. Зато стал мужем и отцом! Вот так старшина Шебеко предпочёл семейное счастье. Всякий раз, когда Пётр Ива­нович вспоминал то время, он смотрел на свою дочь – и меня­лась даже тональность его го­лоса. Накопившиеся с годами усталость и старческая грусть вдруг вытеснялись внезапным всплеском радости. Как будто ребёнок вдруг получил в пода­рок то, о чём давно мечтал. Со­мнений нет, Пётр Шебеко ни о чём не жалел. Со своей супругой Екате­риной Сергеевной он познако­мился после войны в Балтий­ске, где та работала в лётной столовой. Вместе с Катей Ше­беко и перебрался в её родной Чехов сразу после хрущёвско­го сокращения Вооружённых Сил. Здесь супруги получили небольшой участок в Офицер­ском посёлке... – Жирным вопроситель­ным знаком ко мне тогда по­вернулся поиск новой работы, – признался ветеран войны. – Ужасно трудно было что- нибудь найти. Я поначалу даже хотел вернуться на службу. Но семья меня очень поддержива­ла, особенно моя жена. И ско­ро я устроился заведующим местным овощным приёмным пунктом. Летал и ездил за про­дуктами в Узбекистан, Казах­стан, Молдавию, принимал овощи, отправлял их в столицу и не только. Заготовки делали и днём, и ночью, разгружая и заполняя вагоны. Это был по- настоящему каторжный труд. Пару раз во время рабочих поездок Петру Ивановичу слу­чалось экстренно пересажи­ваться на место шофёра и са­мому вести машину. Впервые это произошло по дороге из Калининграда в Балтийск. – Мы ехали по трассе, и вдруг загорелась наша маши­на, – вспоминал Шебеко. – Во­дитель сумел потушить пламя лишь ценой своих рук, которые себе сжёг. Пришлось мне са­диться за руль, а пострадавший шофёр был рядом и руководил каждым моим движением: по­верни направо, налево, сбрось скорость… Старшина Шебеко, не по­желавший в своё время стать офицером, был отмечен мно­жеством наград. В их числе и медали «За отвагу» и «За Побе­ду над Германией», и «За взя­тие Берлина», и «За освобож­дение Варшавы». Он всю жизнь заботился о благополучии близких. И го­ворил, что очень уважает лю­бой труд. А ещё всегда хранил дома государственный флаг республики Беларусь и, на­блюдая за событиями в мире через телеэкран, не уставал повторять: – Мы победили тогда, пото­му что весь советский народ – и украинцы, и русские, и белору­сы, и другие народы – сража­лись сообща. У нас была власть Советов, и один считал второго своим братом и другом. Вот то настоящее, что мы потеряли и хотим теперь вернуть. Прой­дёт время, люди придут в себя и ужаснутся: «Почему мы по­головно сошли с ума? Чего нам на свете не хватало?»… Анастасия МЕЛЬНИКОВА, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Деньги, машины, квартиры, земельные участки и дома – вот богатство наших чиновников. По сравнению с ...

Большое дело для маленького человечка

Родители четырехлетней Алины обращаются с просьбой о помощи к неравнодушным согражданам. У маленьког...

Миллионер из села

Десять лет за миллион… Дефицит медицинских работников, особенно на селе, мы ощутили отнюдь не вчера....

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)