Погорельцы вне закона?

Погорельцы вне закона?
19 Мар 2015 163
Фермеры Марина Щербакова и Александр Колотов 22 ноября 2013 года в одночасье остались без крова. Теперь уже с уверенностью можно сказать, что дом их в деревне Зыкеево был подожжён. По этому факту заведено уголовное дело. Но речь пойдёт не о том, кто лишил семью крыши над головой, а как погорельцам приходится выживать в нынешних условиях и как они остались со своим горем один на один. Отстаивая свои права, Марине пришлось обивать пороги чиновников разного уровня. Она решила поделиться с нами и рассказать обо всех своих мытарствах и «хождениях по мукам». Итак, разбираемся, какие права есть у погорельцев, где они должны жить, и как можно привлечь к ответственности недобросовестных чиновников. ДОМИК В ДЕРЕВНЕ Дом загорелся, когда су­пруги поехали на очередное обследование в больницу – у Александра установлен кар­диостимулятор. Именно из-за больного сердца мужа супруги и решили перебраться из столицы в Подмосковье. Так советовали им медики, которые были уве­рены, что сердечнику поможет свежий воздух. В деревне Зыке­ево Марина и Александр долго, десять лет, обосновывали своё небольшое фермерское хозяй­ство, строили дом, разводили гусей, уток, кур, перепелов. – Саша с удовольствием стал вести хозяйство, и, действитель­но, здоровье его стало получше, – утверждает супруга. – Но в тот день мы поехали проходить консультации у врачей, чтобы оформить мужу инвалидность. Вдруг позвонили по телефону и сообщили, что дом горит. Пожарным пришлось ту­шить деревянный дом долго, он вспыхнул, словно спичка. Пер­вую «экскурсию» на месте пожа­ра со слезами на глазах супруги провели для наших корреспон­дентов спустя месяц после слу­чившегося. От мечты всей жизни остались лишь угольки. Десять лет они строили дом. Одну лишь печку Александр выкладывал целый год. Делали с любовью, не спеша, строили, как говорят, на века. И не думали, что вот так рухнет всё и сразу. – Сгорело всё – и докумен­ты, и трудовая книжка… Сейчас мы с мужем пытаемся оформить пенсию, но оказывается, что в архиве организации, где он ра­ботал, не сохранилось ничего о его стаже, – возмущается Мари­на. – В итоге, он просто может остаться на социальной пенсии в размере 5000 рублей. Причём пожар случился в пятницу вече­ром. Куда идти? У кого просить помощи? Защиты? В выходные ни одна организация не работает. Три дня супруги жили в машине, разводили костёр и на нём готовили еду. Удивительно, что тогда никто из соседей не предложил им ни куска хлеба, ни пристанища под крышей. Неужели до такой степени очер­ствели людские души? Но нет… Помогли работники рынка, где очень хорошо знали Марину Щербакову. Потом всем миром чеховцы собирали вещи, а когда администрация Любучанского поселения выделила временное жильё, маленькую комнату в коммуналке, то и мебель привез­ли, и телевизор. АМЕРИКА НАМ ПОМОЖЕТ?! Ситуацию, в которой оказа­лись Марина и Александр, очень трудно понять, не пережив подоб­ного. Представьте: денег нет, все сбережения сгорели, документы отсутствуют, обратиться за помо­щью не к кому. Что делать? В по­недельник супруги отправились на приём в местную администра­цию, там выделили им матери­альное пособие и через два дня предоставили комнату. Посовето­вали обратиться и в социальную защиту, чтобы тоже получить не­большую компенсацию. – Наши законы не позволяют помочь сразу. В социальной за­щите нам выдали огромный спи­сок документов, который нужно собрать, и сказали, что только после их предоставления смогут выплатить деньги, – вспоминает Щербакова. – А на то, чтобы со­брать документы, вернее, их ко­пии, так как оригиналы сгорели, ушла бы не одна неделя. И ещё за их оформление тоже надо за­платить. Удивительно, но никто нигде тебе не идёт навстречу. Нам, например, надо было взять справку о том, что у нас в Зыке­еве был дом. Не поверите, но несчастную справку, оказалось, нужно ждать десять дней! Огромная кипа докумен­тов была собрана за месяц, и наконец-то семья погорельцев получила компенсацию. «По­смотрите, какая внушительная пачка документов и необходи­мых бумаг! Такой убить можно!» – улыбается Марина. Она ещё не разучилась радоваться жизни, а главное, помогать другим людям. – Я куда только ни обра­щалась: и в правящую партию «Единая Россия», и на приём к уполномоченному по правам человека ходила, – перечисляет она. – Там нам очень доходчи­во объяснили, что наши права граждан России, как выяснилось, ничем не подкреплены. После нескольких безуспешных попы­ток добиться справедливости и элементарной помощи я стала в интернете изучать Конституцию Российской Федерации и Жи­лищный кодекс РФ. И натолкну­лась на интересный сайт. Всем погорельцам в России, оказыва­ется, помогает фонд помощи по­жарных США! Наши пишут туда письма, отправляют свои расчёт­ные счета, и из фонда присыла­ют им деньги. Российским пого­рельцам помогают американские пожарные! Это ли не абсурд?! МАЛОИМУЩИЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ БОГАТЫМ Вообще-то права погорель­цев в России защищены зако­ном. Любой адвокат или юрист вам скажем, что согласно статье 95 Жилищного кодекса России, людям, потерявшим кров в ре­зультате пожара, власти обязаны предоставить временное жильё. Впоследствии администрация должна выдать погорельцу новое постоянное жильё площадью не меньше сгоревшего, причём вне очереди. Это если погорельцы признаны малоимущими. – Ознакомившись с этими своими правами, я решила по­дать прошение, чтобы нас при­знали малоимущими. А потом убедилась, что малоимущий дол­жен быть богатым, чтобы всё это оформить, – поражается Марина. – Нам через месяц сообщили, что мы не можем быть признаны малоимущими, так как у нас есть дом. Ну, не нонсенс ли!!! А как же справка о пожаре?! Нет, она не подходит, необходимо снять с кадастра сгоревший дом. Но если я сниму дом с кадастра, то мы с мужем автоматически теря­ем регистрацию. Но это никого не волнует. Дом числится на ка­дастре, его стоимость два милли­она рублей, и поэтому нас нельзя признать малоимущими. Словом, для того, чтобы до­казать чиновникам, что нет у них никакого дома, Марине и Алек­сандру пришлось заказать не­зависимую экспертизу, которая стоит… 30000 рублей! С опла­той экспертизы им помогли, но сколько сил, нервов и душевных переживаний ушло на ненуж­ную, по сути, процедуру. – Месяц за месяцем… и вот уже почти два года мы с мужем живём в жутких условиях, – признаётся Марина. – В жилье, что нам предоставили, нет даже элементарных условий, моемся в тазике. Мы настолько устали от всего, что написали заявле­ние в прокуратуру, и наше дело перешло в чеховский город­ской суд. Выяснилось, что нам обязаны предоставить муници­пальное жильё, но его никто и не думает давать. После ряда судебных засе­даний судья Елена Колотовкина приняла решение: иск Алексан­дра Колотова удовлетворить полностью. Решение вступит в законную силу 26 марта этого года. И что дальше? – Дальше пойду к судебным приставам, – уверена Марина Щербакова. – Думаю, это наш не последний суд. Очевидно, чи­новники будут подавать апелля­цию в Московский областной… Также в планах погорельцев выйти на ведущего передачи «Пусть говорят» Андрея Мала­хова и поведать ему о своих мы­тарствах, и ещё обязательно соз­дать фонд помощи погорельцам Чеховского района, чтобы помо­гать другим. Марина Щербакова знает теперь, как нужно дей­ствовать в нашей стране, если твой дом сгорел, и ты остался на улице без копейки денег. Антон ТИТОВ, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Флаг, хвост дракона, опасный мост, космический полет – все это могут делать именно они, те, кто танц...

ЭКО? Легко!

Всё чаще за помощью к медикам обращаются бездетные супружеские пары. Этот факт подтвердила заведующа...

Девиз Т-34 – не отдать ни пяди Чеховской земли!

В Чеховском районе может появиться либо новый мусорный полигон, либо мусороперерабатывающее предприя...

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)