Униженная старость

Униженная старость
23 Апр 2015 127
Школьная учительница из Столбовой Прасковья Александровна Рутченко всю себя отдала детям: многочисленным ученикам, сыну, внучкам. Но труженица тыла и вдова фронтовика-орденоносца уже полгода не дышала свежим воздухом, ей некому подстричь даже ногти, хотя в соседней комнате живут близкие люди. Прасковья Запаснюк в во­йну с 18 лет, пока Украина была оккупирована фаши­стами, «бегала», а затем бо­ролась с ними на трудовом фронте. – Во всяких щелях прята­лась, дома никогда не ноче­вала, потому что меня семь раз отправляли в Германию на работу. В каждом списке я числилась первой. В лесу у партизан была, – вспоминает обрывками учительница рус­ского языка и литературы с педагогическим стажем с по­бедного 45-го. Вот уже полвека она жи­вёт в России. Работала в По­дольском интернате, Мещер­ском медучилище, а с 1970 по 1991 годы – в школе посёлка Столбовая, откуда и ушла на пенсию. Сын развёлся с женой из-за её пристрастия к спирт­ному, ушёл в новую семью, алименты не платил. Броси­ла двух дочек и непутёвая родительница. Теперь им су­дья – земля сырая. Бабушка заменила девочкам и маму, и отца. Со смертью единствен­ного сына в 2005 году «ушла в себя». Старшей внучке из-за хронического безденежья пришлось бросить учёбу в медицинском училище и пойти зарабатывать, где под­ворачивалась возможность. Затем Таня пошла по стопам матери, освоив на рабочем месте профессию кранов­щицы. В 2001 году она при­ватизировала свою комнату в «трёшке» на улице Школь­ной, 11. Так родовое гнездо стало коммунальным. А пять лет назад Татьяна, когда её второму сыну было три неде­ли от роду, вообще вынужде­на была съехать на съёмное жильё, чтобы оградить свою семью от пьяных выходок сестры. Видимо, на Светлане отыгрались гены. – Младшая внучка со мной живёт. Питание у нас есть. Сегодня кушала. Но не помню что. Пенсию получаю неплохую – 8760 рублей, – перечисляет блага старушка. Однако в соцзащите нам сообщили о сумме почти в 19000 руб., включая доплаты. – Нет у меня таких денег, – разводит руками пенсионерка. Неладное выявило Стол­бовское первичное отделение районного общества «Боевое Братство». В канун Дня Побе­ды его представители обходи­ли ветеранов, чтобы узнать, какую оказать помощь. Но через дверь гостей обложили нецензурной бранью. Конеч­но, это была не пожилая пре­подавательница словесности. Неоднократно жаловались старшей внучке, что их не пускают в дом, и коллеги пе­дагога, которые безуспешно приходят проведать старей­шую учительницу. Поэтому подарки передают через прав­нука-шестиклассника. Со слов старшей сестры, 32-летняя Светлана годами не работает, хотя по диплому полиграфист. Но долго нигде не задерживается – до первой зарплаты. Долг за квартиру составляет около 200 тысяч рублей – и это при имеющих­ся ветеранских льготах. На ба­бушкину пенсию живёт? Ещё старушка продала земельный участок и купила внучке ма­шину. А родственница даже ногти подстричь благодетель­нице не может. Судя по их не­имоверной величине, это не делалось уже несколько лет. Татьяна с мужем как-то рас­паривали ступни Прасковьи Александровны в пяти тазах и обстригали гигантские ног­ти ножницами по металлу. Да, здесь требуется хирургическая помощь. Кроме широких та­почек на ноги с длиннющими «звериными когтями» ничего не налезает. Вот и на улицу не выйти. На День Победы Татья­на не первый год пытается уговорить бабушку выехать хотя бы на площадь посёлка на торжества. Но участница войны выбирает сто грамм боевых с собутыльницей Свет­ланой. И так в будни и празд­ники. Татьяна предлагала за­брать её в свою «двушку», где живёт семья из четырёх чело­век. Но Прасковья Алексан­дровна отказывается, мол, куда ж из своей комнаты, да и млад­шую внучку-сиротку бросать не хочет. Не удалось Татьяне и оформить опекунство. Требо­валось согласие подопечной. Бабушка, посоветовавшись с любимой внучкой, передумала. – Сколько можно это всё скрывать? Я хочу, чтобы ба­бушка не голодала. Еда, ко­торую приношу, ей не до­стаётся. Хочу, чтобы к ней уважительно относились, а не материли. Я хочу бабушке спо­койной жизни. Последний раз мы вызывали полицию 5 мар­та, когда сестра в пьяном угаре с ножом бросалась на кварти­рантку. – Чуть-чуть мне уже оста­лось, скоро помирать, – по­вторяет старушка, как заез­женная пластинка. Но это не повод оставлять умирать человека. Алёна СЕРЁГИНА, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Страшно, когда на полном скаку, словно вкопанное, встаёт строительство социального объекта. Страшно,...

Засудить мошенников

ООО «Югдомсервис» по нашим подсчетам успело уже обмануть десятки жителей. Удивительно, что люди все ...

70! Полет нормальный!

10 600 часов налета, связанных с охранной государственной границы. За его плечами более 36 лет служб...

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)
       
Онлайн-консультации по юридическим и кадастровым вопросам. +7(963)775-25-25