Кричите громче и помогут?

Кричите громче и помогут?
28 Май 2015 121
Областные чиновники утверждают, что структура здравоохранения Московской области реформируется и централизуется во благо и во имя пациентов. Лечиться, мол, станет дешевле, проще и намного эффективней. И вообще, все преобразования, которые проводятся в последнее время, нацелены только на то, чтобы поход в больницу не становился бесполезной тратой времени. Но так ли это? Наша читательница задалась таким вопросом, попав в больницу совсем случайно. Предлагаем хронику событий. 12.00 Мы с семьёй от­дыхали на при­роде. Было тепло, безветрен­но, поэтому удалось с детьми и поиграть в бадминтон и футбол, и пожарить шашлы­ки. Мне 30 лет и у меня трое мальчишек. Самому младше­му 10 месяцев. Я до сих пор кормлю его грудным молоком. Поэтому, когда спустя несколь­ко часов активного отдыха об­наружила под коленом клеща, испугалась: а вдруг насекомое успело впрыснуть яд, который скажется на качестве молока, а соответственно, и на здоровье ребёнка? Мы сами вытащи­ли этого «зверя», но решили, что необходимо обратиться к врачам. Так как были празд­ничные дни, работала только травматология в ЧРБ №1, и мы поехали именно туда. 16.00 Увидев очередь из десятков человек, муж оставил меня в «травме», а сам с ребятами уе­хал домой. Тогда мы думали, что через пару часов увидимся. Я узнала, кто крайний, и села в ожидании. В телефоне нашла игру и стала бессмысленно ло­вить какие-то монеты, выигры­вать бонусы, что-то там обнов­лять и прочее. Так прошёл час. 17.00 В кабинет зашли всего два человека. Один мужчина, который копал огород и по­чувствовал боль в пояснице. И другой, который неудач­но упал. Обоих отправили в рентгенокабинет. И, казалось бы, передо мной всего три па­циента, и заветный разговор с врачом вот-вот состоится. Если вспомнить фиксирован­ное время осмотра пациен­тов по талонам – 10 минут на человека, – то через полчаса моё ожидание должно было закончиться. Но не тут-то было. Травматология живёт по особому режиму. Тут один врач, две медицинских сестры и рентгенлаборант должны обследовать сотни больных практически одновремен­но. Одним срочно требуется остановить кровь. Других со­трудники полиции привели на медицинское освидетельство­вание, третьи считают, что их травма самая важная, поэтому пройти без очереди просто не­обходимо. Шло время, а лю­дей вне очереди постепенно становилось больше, чем нас, «простых», – тех, кто сидит в коридоре и просто ждёт. 18.00 Передо мной всего два че­ловека. Парень со сломанной рукой и девушка, которая хро­мала. Игра в телефоне, где я, кажется, прошла все уровни сложности, уже не радовала, даже телевизор, транслирую­щий патриотический фильм 80-х, не снимал раздражения. У меня начинался внутренний психоз: как там мои дети, как малыш, который уже сейчас начнёт просить грудное моло­ко, когда, наконец, закончится это ожидание? И тут я увиде­ла ровесницу своего младше­го. Она плакала у испуганной мамы на руках. Рядом с жен­щиной ещё двое подростков. На всех грязная одежда, ссади­ны на лице и ужас в глазах. Их сопровождали люди в форме. Оказалось, что семья попала в аварию на Столбовой. В их машину врезался джип, люди чудом остались в живых. В очереди впервые за несколь­ко часов никто не возмутился, когда дети с молодой женщи­ной входили в кабинет. Больше сорока минут врач обследовал пострадавших. Но когда следом за этими пациентами в кабинет зашла странная парочка в сопрово­ждении следователя, люди стали высказывать недоволь­ство. Все поняли: очередь вновь отодвигается. А тем временем «внеочередники» явно не понимали, где нахо­дятся: взгляд отрешённый, координация потеряна, глаза стеклянные. С ними дежур­ный доктор провозился боль­ше получаса. 20.00 В очередь вста­ли женщины с подростками и… начали скан­далить с персоналом. Кричали, что дети – важнее всех. Тут же девушка с перебинтованными руками, которую привезли на скорой помощи, утверждала, что должна попасть к врачу первая. Москвичи, укушенные собаками, требовали срочно вколоть им вакцину от бешен­ства. Врач изредка выходил из кабинета. Он одновременно отвечал на вопросы медсе­стёр, ДПС-ников, мамаш и… самых наглых. Один из этих «самых наглых» и не самых трезвых долго предлагал рент­генлаборанту тысячу рублей, чтобы она без очереди сделала ему снимок колена и расшиф­ровала его. Бедная женщина! Сначала она спокойно объяс­няла, что все снимки делаются только по направлению вра­ча, затем она говорила, что не специалист по писанию сним­ков и то, что каждая плёнка на счету. От назойливого «вне­очередника» еле избавились. А тем временем в травмпункт пришли ещё несколько семей с детьми. У одних девочка вы­шибла плечо, у других мальчик разбил подбородок, у третьих ребёнок хромал. Все плакали и нервничали. И они требовали, чтобы помощь несовершенно­летним была оказана срочно. Муж начал мне звонить каж­дые 15 минут: младший сын не мог никак заснуть... А вокруг творился хаос: дети плакали, родители кричали на врачей, телевизор показывал «доброе кино», скорая помощь то и дело привозила больных, из которых потом выросла ещё одна очередь. В итоге три разные «группы» боролись за вход в заветный кабинет. Я их назвала: простые, скоропо­мощные и дети. 21.30 Передо мной всего один чело­век. Очередь буквально втал­кивает нас в кабинет со слова­ми: «Чтобы никто не прошёл». И я уже вижу жизнь за кулиса­ми. Врач срочно отправился в операционную зашивать под­ростку подбородок. Мы вме­сте с тем, кто был передо мной, сели на кушетку. Место нашли еле-еле – везде медицинские карты, паспорта, полисы. Не прошло и пары минут, как в кабинет постучался пациент. Женщина лет 50-ти вбежала со словами: «Меня укусил клещ, срочно помогите!» Я даже не успела возразить, как её начали опрашивать: адрес, время и место проис­шествия, паспортные данные, место регистрации. Спустя 10 минут насекомое у женщины вытащили. Я захотела задать и свой вопрос: «А мне-то что делать с моим укусом кле­ща?» Но увидев, что за часы ожидания отёк прошёл, реши­ла, что это будет неуместно. 22.00 Врач, который ушёл заши­вать подростку подбородок, так и не вернулся. Он был то ли на операции, то ли отве­чал на вопросы пациентов, то ли разнимал толпу… Ведь за проведённые шесть часов в очереди он ни разу не отвлёк­ся от работы. За это время у медсестёр даже закончились чернила в ручке. Ведь они и документы оформляли, и кле­щей вытаскивали, и прививки «укушенным» делали, и успо­каивали людей. Я всё-таки спросила, что хотела, мне от­ветили, что, скорее всего, всё в порядке, но лучше проконсуль­тироваться с врачом. Ни сил, ни возможности, ни желания ждать у меня уже не осталось. 22.30 Приехала до­мой на такси. Старшие дети спали, младше­му развела детское питание. А потом очень долго расска­зывала мужу о людях, кото­рые совершенно не уважают друг друга. О том, что один врач не может справиться с таким объёмом работы. О том, что пока я сидела в оче­реди, успела «выздороветь». Алла БАЖЕНОВА P.S. А недавно я наткнулась на статью в газете «Новые Ведомости». Заместитель мэра Москвы по социальному развитию Леонид Печатников на встречн0е с жителями заявил: «Травмпункты не нужны». Дословно: «В ночной работе травмпункта нет необходимости. На травмы приезжает скорая, а плановое лечение проходит днём».

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Народные избранники и представители окружной мэрии обсудили инициативу своего коллеги Николая Дижура...

ДТП с детьми стало больше

С начала года в городском округе Чехов выросло количество пострадавших в дорожных авариях детей. Сог...

«СПАРТАнский» стиль против чиновничьего катка

Шумиха вокруг клуба единоборств «Спарта» дошла до Президента страны Владимира Путина. Семья Шмакалов...

Примите участие в опросе

  1. 28 июля 2018 года наша страна отметит важную дату – 1030 лет Крещения Руси князем Владимиром Великим. Событие более чем тысячелетней давности – прежде всего, повод задуматься, какое значение исторический выбор древнерусского князя имеет для нас, его потомков, сегодня. Итак, что значит для вас – быть православным?*
Защита от автоматических сообщений
Защита от автоматических сообщений