«Русское поле» – жизнь в вакууме

«Русское поле» – жизнь в вакууме
24 Сен 2015 233
Семь домов с населением 1300 человек оказались за высоким забором с колючей проволокой. В «Русском поле» нет ни клуба, ни фельдшерского медицинского пункта, теперь закрыли ещё и единственный продуктовый магазин. Более того, часть земли в скором времени возьмёт себе санаторий «Русское поле» и оградит свою территорию высоченным забором. Санаторий «Русское поле» был построен в 1976 году прак­тически на пустыре. Чтобы при­влечь людей и набрать персонал, рядом построили несколько пя­тиэтажных домов и стали пред­лагать квартиры. Естественно, многих такое предложение заин­тересовало, и народ потянулся, кто откуда. Например, Анатолий Прохоренко приехал с семьёй из Любучан и устроился в санато­рий работником котельной. – Жили мы отлично: хоро­шая квартира, работа рядом с домом, зарплата маловата была, но ведь дали жильё, – вспо­минает былые времена пен­сионер. – Здесь была развитая инфраструктура. И свой меди­цинский персонал, и магазин, и шикарный клуб с разными секциями для детишек, плюс работала библиотека. Скучать нам некогда было. Рядом сана­торий, в него мы всегда могли приходить, а там и парк, и кино, и другие развлечения. По соседству, с другой стороны посёлка, располагал­ся детский пионерский лагерь «Сокол». В советское время Чеховский район был богат на лагеря отдыха. Перечислять устанешь. Детский лагерь Мо­сковского машиностроитель­ного завода – «Москвич» – по­стоянно принимал до 85 детей в смену, «Сказка» была рассчита­на на 114 пионеров и октябрят, Васькинский «Юный ЗИЛовец» принимал за месяц 115 ребят, «Ласточка» могла вместить до 95 школьников за одну смену и, наконец, «Сокол»… По его пио­нерским кострам и подъёмам на зарядку ностальгируют сегодня многие. Уж больно хорош был лагерь: красивый парк, множе­ство веранд, разные площад­ки для игровых видов спорта, шикарный бассейн. В недавнее время территории бывших пи­онерских лагерей начали ак­тивно распродаваться. «Сокол» уже продан, но кому – выяснить нам не удалось. Можем сказать лишь одно: лагерь выкупили, но делать ничего с ним не спешат. Только укрепили огромный за­бор и натянули сверху колючую проволоку. – А ведь мы в открытом бассейне сами освящение про­водили, потому что зимой наши ребята ходили туда на каток, – вспоминает Галина Ярыгина. – Теперь от нас отгородились, да ещё и колючей проволокой. Жи­вём, будто в тюрьме. Шаг вправо – забор, шаг влево – забор. На свои деньги жители сде­лали для мальчишек небольшое футбольное поле, но оно авто­матически попало во владения нового руководства санатория. Приблизительно два года назад санаторий продали, сейчас на его месте появился реабилита­ционный центр, филиал лечеб­но-реабилитационного научного центра детской гематологии, он­кологии и иммунологии. Директор Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онколо­гии и иммунологии им. Димы Рогачёва Минздравсоцразвития России, действующий член Рос­сийской академии медицинских наук Александр Румянцев в сво­ём докладе отмечал: «Когда мы начинали, выздоравливало все­го 7% детей, а в последние годы – 90%. Острый лимфобластный лейкоз перестал быть фаталь­ным заболеванием. Но дело даже не в этом. Мы добились того, что в Москве, Минске, Го­меле, Владивостоке, Калинин­граде и Астане таких пациентов лечат абсолютно одинаково. С открытием реабилитационного филиала в Чеховском районе можно добиться ещё больших результатов. В «Русском поле» есть всё необходимое оборудо­вание, комната релаксации, бас­сейн, игровые кабинеты, а глав­ное, чистый воздух». Надежды на новый филиал возлагают большие. Однако местные жи­тели возмущаются, причём уже не стесняются в выражениях. – Согласитесь, это не спра­ведливо. Люди, которые здесь живут, отработали в санатории десятки лет, а теперь им достал­ся маленький клочок земли, где нет ничего, и даже единствен­ный магазин закрыли, – делит­ся восьмидесятилетняя Тамара Мохова. – Чтобы купить бухан­ку хлеба, мне нужно поехать на автобусе в Чехов. Тридцать во­семь рублей туда, тридцать во­семь обратно плюс оплата само­го батона. И цена его получается больше ста рублей. Всё сделали для больных детей, а на нас на­плевали и поместили, словно зверей в зоопарке. Магазин закрыли лишь по­тому, что он ранее находился в помещении клуба. Здание клу­ба по всем документам вместе с землёй принадлежит реаби­литационному центру. Частный предприниматель брал в аренду часть здания под продуктовый магазин, теперь его выселили, и он начал возводить новую конструкцию на небольшом пя­тачке около жилого дома. Пока стройка заморожена, а пенсио­неры и инвалиды остались без жизненно необходимых про­дуктов питания. – Живём в вакууме, – сету­ет Лидия Пыкилина. – Мы раз­ве не люди? Те, кто за забором, проходит лечение, – человек, а мы – не люди. У санатория огромная тер­ритория в 130 гектаров с деко­ративным парком, переходящим в массивы смешанного леса. Здесь красивейшие пейзажи и прогулочные дорожки. Неужели не достаточно для того, чтобы не теснить жителей? Местные чиновники собирали аж целый совет на территории «Русского поля», ходили, смотрели, бесе­довали со старожилами. – Глава нашего Стремилов­ского поселения Трошин сра­зу сказал: «Помочь ничем не можем», – уточняет Анатолий Прохоренко. – Даже магазин поставить – и то проблема. Мы уже не говорим про наш меди­цинский автобус. Медицинский автобус при­езжает в «Русское поле» и вы­стаивает свои часы. По словам жителей, помощь практически никакая не оказывается, раз­ве только что давление сестра может померить. Уколы делать она отказывается, объясняет, что воды нет рядом, врача не вызывает, отправляет сразу в поликлинику – в Чехов. – У меня муж – инвалид после инсульта, да ещё ногу ему не так давно ампутировали. Сейчас подошла к медсестре, как к человеку, попросила вы­звать невропатолога на дом, так она сказала: «Езжайте и запи­сывайтесь в Чехове», – чуть ли не плачет женщина. Народ наперебой рассказы­вает о своих бедах. Кто жалу­ется, что дети стали курить и пить, кто про больных пенси­онеров рассказывает. Тем для обсуждения оказалось много. Люди отчаялись и теперь требу­ют только одного, чтобы на них обратили внимание. – Больше ни на какие вы­боры не пойду, – заверяет нас Галина Ярыгина. – Если санато­рию нужна земля, пусть выку­пают и наши дома, а нас пересе­ляют в город, мы не против. Во всяком случае, будем жить, как люди, а не как животные в зоо­парке. А можно, когда начнут нам тут забор возводить, мы вас ещё раз пригласим? Хотелось, чтобы вы всё это запечатлели... Конечно же, можно – звоните! Инга СЕМЁНОВА, фото автора

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Страшно, когда на полном скаку, словно вкопанное, встаёт строительство социального объекта. Страшно,...

Засудить мошенников

ООО «Югдомсервис» по нашим подсчетам успело уже обмануть десятки жителей. Удивительно, что люди все ...

70! Полет нормальный!

10 600 часов налета, связанных с охранной государственной границы. За его плечами более 36 лет служб...

Примите участие в опросе

  1. Как вы оцениваете качество ремонта подъездов в многоквартирных домах?
    1. Это нельзя назвать ремонтом – халтура чистой воды - 67 (42.68%)
       
    2. А что был ремонт? - 39 (24.84%)
       
    3. Про мой подъезд, наверное, забыли - 33 (21.02%)
       
    4. Ремонт сделали хорошо, но есть недочеты - 12 (7.64%)
       
    5. Отличный ремонт - 6 (3.82%)
       
Онлайн-консультации по юридическим и кадастровым вопросам. +7(963)775-25-25