Сердце за 120 тысяч евро

Сердце за 120 тысяч евро
21 Апр 2016 99
Две операции за первые девять дней жизни. Такие недетские испытания выпали новорождённому Андрюше Чуракову. До чего же бывает жестока и иронична судьба! Мама малыша Марина Демидова и папа Алексей Чураков активно помогали собирать деньги на лечение «мраморной девочки» Илоны Валуевой. Они это делали абсолютно бескорыстно, а теперь помощь требуется их полуторамесячному сынишке. Диагноз: Критический ВПС периода новорожденности – единственный двуприточный левый желудочек сердца. Атрезия аортального клапана. Выраженная гипоплазия восходящей аорты. Открытый артериальный проток. Дуктус-зависимый кровоток в нисходящую аорту. Открытое овальное окно. Высокая легочная гипертензия. Терапия вазапростаном. Состояние после операции (4 марта): раздельное суживание легочных артерий. Операция (9 марта): стентирование перешейка аорты и открытого артериального протока. Артериальная гипоксемия (SО2 – 65%). III-IV функциональный класс по классификации Ross. Счастливая семья ожидала появления на свет второго сына. Первенцу, Максиму, 3,5 года и вот-вот он должен был стать старшим братом. В целом бе­ременность проходила нормаль­но, но 38-я неделя стала громом среди ясного неба. В роддоме города Видное при очередном ультразвуковом исследовании вдруг собрался консилиум вра­чей, которые тут же созвонились с центром сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. Родите­лей срочно отправили туда. Оказалось, у ребёнка от­сутствовал один из желудочков сердца (врождённый порок). Ни алкоголем, ни наркотика­ми супруги не увлекаются, мама даже не курит, стараются больше времени проводить на свежем воздухе. В чём же при­чина? На генетику отводится лишь 3 %. Медики предполо­жили, что виновен вирус, ко­торый проник на раннем сроке беременности, когда у плода формируется сердце. Так слу­чилось, что Марина, будучи в положении на отдыхе в Крыму, со старшим сыном попала в ин­фекционное отделение. Обычно, если такая сердечная патология обнаруживается на раннем сроке беременности, то врачи наста­ивают на её прерывании. Но в этом случае кардиохирург по­советовал дать ребёнку шанс. Супруги в тот же день поехали в департамент здравоохранения за квотой. Рожать теперь нужно было только в стационаре при наличии кардиохирургии и реа­нимации. Поэтому из столичной женской консультации, в которой наблюдалась Марина, ей дали направление в Кулаковскую больницу акушерства и гинеко­логии, где на следующий день опять назначили УЗИ. Изучив дело, местные врачи позвонили коллегам в Бакулевский центр, но те… отказались. – Сообщили, что на роды нас не берут: «Езжайте по месту про­писки». Фактически это можно расценивать: «Идите и умрите», – анализирует Алексей Чураков, который не сдался, а снова обра­тился в департамент здравоох­ранения. После чего московская женская консультация выписала направление в перинатальный центр на Севастопольской. И роды прошли именно здесь. Маленький Андрюша появил­ся на свет в один день с отцом – 1 марта. Теперь нагрудный карман Алексея Чуракова по­полнился второй роддомовской биркой. Их он всегда носит с собой и держит у самого сердца. Андрюша родился без опе­ративного вмешательства, сразу закричал, но первые же минуты своей жизни провёл в реанима­ции. Он лежал в открытой люль­ке под согревающей лампой и подключёнными приборами, ды­шал самостоятельно. Казалось, что все в порядке, а УЗИ было ошибочным. Однако малыша перевели в Филатовскую больницу, где на четвёртый день кардиохирург Олег Юрьевич Карнаухов сде­лал первую операцию. Врач увидел патологию «вживую», и диагноз изменился в худшую сторону – атрезия аорты. На девятый день жизни младенец перенёс второе хирургическое вмешательство – стентирова­ние. Процесс был сложный. Сердечко остановилось. Его «заводили», и вопреки при­роде оно вновь застучало. Без последствий не обошлось: отёк головного мозга, реанимация… Вскоре пошла положительная динамика, малыша перевели в палату, он начал самостоятель­но кушать. Медики называют Андрея «чудом». За ближайшие полгода необ­ходимы как минимум еще две операции. Российские врачи го­товы их сделать хоть завтра, но есть одно но… – Слишком много трудов уже вложено в Андрея. Нельзя потерять это только из-за того, что в нашей стране нет понятия выхаживания, реабилитации, что очень важно в послеоперацион­ный период, – объясняет отец. Родители обратились в Тур­цию, Испанию, Англию, в одну только Германию, богатую опы­том в этой области, направили запросы сразу в одиннадцать институтов. Пока откликнулся лишь Берлинский кардиоцентр, выставивший счёт за две опе­рации и месяц реабилитации на 119960 евро, то есть почти на десять миллионов рублей. Рас­считывать на благотворительные фонды не приходится. Им требу­ется справка, что в России такое лечение провести невозможно… Собрано в рублях уже по­рядка 1,5 млн. Первый взнос – 10000 евро – сделали друзья. Остальное – реакция людей в соцсетях. Группы под общим девизом «В новую жизнь с но­вым сердцем» уже насчитывают несколько тысяч человек. – Сумма огромная, мы не пе­рекладываем её на плечи людей. Работаю, машина выставлена на продажу. Нет никаких сомнений, что мы соберём деньги. Андрей – необычный ребёнок, – убеждён папа. – В свои полтора месяца он уже объединил многих, начал связывать континенты. Он вы­жил в состоянии, в котором не удается спасти других. За него молятся много людей. Мы и сын чувствуем эту поддержку. Если остановиться, сломаться, то ни­чего не получится. Елена ЛИХОВИДОВА Две операции за первые девять дней жизни. Такие недетские испытания выпали новорождённому Андрюше Чуракову. До чего же бывает жестока и иронична судьба! Мама малыша Марина Демидова и папа Алексей Чураков активно помогали собирать деньги на лечение «мраморной девочки» Илоны Валуевой. Они это делали абсолютно бескорыстно, а теперь помощь требуется их полуторамесячному сынишке. Диагноз: Критический ВПС периода новорожденности – единственный двуприточный левый желудочек сердца. Атрезия аортального клапана. Выраженная гипоплазия восходящей аорты. Открытый артериальный проток. Дуктус-зависимый кровоток в нисходящую аорту. Открытое овальное окно. Высокая легочная гипертензия. Терапия вазапростаном. Состояние после операции (4 марта): раздельное суживание легочных артерий. Операция (9 марта): стентирование перешейка аорты и открытого артериального протока. Артериальная гипоксемия (SО2 – 65%). III-IV функциональный класс по классификации Ross. Счастливая семья ожидала появления на свет второго сына. Первенцу, Максиму, 3,5 года и вот-вот он должен был стать старшим братом. В целом бе­ременность проходила нормаль­но, но 38-я неделя стала громом среди ясного неба. В роддоме города Видное при очередном ультразвуковом исследовании вдруг собрался консилиум вра­чей, которые тут же созвонились с центром сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева. Родите­лей срочно отправили туда. Оказалось, у ребёнка от­сутствовал один из желудочков сердца (врождённый порок). Ни алкоголем, ни наркотика­ми супруги не увлекаются, мама даже не курит, стараются больше времени проводить на свежем воздухе. В чём же при­чина? На генетику отводится лишь 3 %. Медики предполо­жили, что виновен вирус, ко­торый проник на раннем сроке беременности, когда у плода формируется сердце. Так слу­чилось, что Марина, будучи в положении на отдыхе в Крыму, со старшим сыном попала в ин­фекционное отделение. Обычно, если такая сердечная патология обнаруживается на раннем сроке беременности, то врачи наста­ивают на её прерывании. Но в этом случае кардиохирург по­советовал дать ребёнку шанс. Супруги в тот же день поехали в департамент здравоохранения за квотой. Рожать теперь нужно было только в стационаре при наличии кардиохирургии и реа­нимации. Поэтому из столичной женской консультации, в которой наблюдалась Марина, ей дали направление в Кулаковскую больницу акушерства и гинеко­логии, где на следующий день опять назначили УЗИ. Изучив дело, местные врачи позвонили коллегам в Бакулевский центр, но те… отказались. – Сообщили, что на роды нас не берут: «Езжайте по месту про­писки». Фактически это можно расценивать: «Идите и умрите», – анализирует Алексей Чураков, который не сдался, а снова обра­тился в департамент здравоох­ранения. После чего московская женская консультация выписала направление в перинатальный центр на Севастопольской. И роды прошли именно здесь. Маленький Андрюша появил­ся на свет в один день с отцом – 1 марта. Теперь нагрудный карман Алексея Чуракова по­полнился второй роддомовской биркой. Их он всегда носит с собой и держит у самого сердца. Андрюша родился без опе­ративного вмешательства, сразу закричал, но первые же минуты своей жизни провёл в реанима­ции. Он лежал в открытой люль­ке под согревающей лампой и подключёнными приборами, ды­шал самостоятельно. Казалось, что все в порядке, а УЗИ было ошибочным. Однако малыша перевели в Филатовскую больницу, где на четвёртый день кардиохирург Олег Юрьевич Карнаухов сде­лал первую операцию. Врач увидел патологию «вживую», и диагноз изменился в худшую сторону – атрезия аорты. На девятый день жизни младенец перенёс второе хирургическое вмешательство – стентирова­ние. Процесс был сложный. Сердечко остановилось. Его «заводили», и вопреки при­роде оно вновь застучало. Без последствий не обошлось: отёк головного мозга, реанимация… Вскоре пошла положительная динамика, малыша перевели в палату, он начал самостоятель­но кушать. Медики называют Андрея «чудом». За ближайшие полгода необ­ходимы как минимум еще две операции. Российские врачи го­товы их сделать хоть завтра, но есть одно но… – Слишком много трудов уже вложено в Андрея. Нельзя потерять это только из-за того, что в нашей стране нет понятия выхаживания, реабилитации, что очень важно в послеоперацион­ный период, – объясняет отец. Родители обратились в Тур­цию, Испанию, Англию, в одну только Германию, богатую опы­том в этой области, направили запросы сразу в одиннадцать институтов. Пока откликнулся лишь Берлинский кардиоцентр, выставивший счёт за две опе­рации и месяц реабилитации на 119960 евро, то есть почти на десять миллионов рублей. Рас­считывать на благотворительные фонды не приходится. Им требу­ется справка, что в России такое лечение провести невозможно… Собрано в рублях уже по­рядка 1,5 млн. Первый взнос – 10000 евро – сделали друзья. Остальное – реакция людей в соцсетях. Группы под общим девизом «В новую жизнь с но­вым сердцем» уже насчитывают несколько тысяч человек. – Сумма огромная, мы не пе­рекладываем её на плечи людей. Работаю, машина выставлена на продажу. Нет никаких сомнений, что мы соберём деньги. Андрей – необычный ребёнок, – убеждён папа. – В свои полтора месяца он уже объединил многих, начал связывать континенты. Он вы­жил в состоянии, в котором не удается спасти других. За него молятся много людей. Мы и сын чувствуем эту поддержку. Если остановиться, сломаться, то ни­чего не получится. Елена ЛИХОВИДОВА Снимоквгленшгло

Последний выпуск газеты

Газетные статьи

Власти Чехова не на шутку взялись за распродажу помещений. Двигая недвижимое и выставляя все это на ...

Твои документы и голос в придачу

Триста сорок услуг от сорока девяти органов власти предоставляются в многофункциональном центре Чехо...

Говори правду, или – до свидания!

Не так давно площадкой, где «засветились»  сразу две чеховские дамы, стал первоканальный «...

Примите участие в опросе

  1. Если бы выборы Президента РФ состоялись в ближайшее воскресенье, за кого из кандидатов вы бы отдали свой голос?
    1. Павел Грудинин - 253 (38%)
       
    2. Владимир Путин - 222 (33%)
       
    3. Не пойду на выборы - 57 (8%)
       
    4. Ксения Собчак - 37 (6%)
       
    5. Владимир Жириновский - 35 (5%)
       
    6. Григорий Явлинский - 32 (5%)
       
    7. За другого кандидата - 20 (3%)
       
    8. Затрудняюсь ответить - 9 (1%)
       
    9. Борис Титов - 7 (1%)